Мужской взгляд на милосердие

Руководитель добровольческого движения "Даниловцы" Юрий Белановский

Читайте нас в Telegram

Не секрет, что благотворительность в России обрела четкое выраженные гендерные признаки: ею гораздо больше, чаще и охотнее занимаются женщины. Сильный пол гораздо охотнее финансирует милосердные дела, оставляя суетную организацию дамам. Впрочем, и среди мужчин можно найти и активных волонтеров-исполнителей и организаторов добровольческой работы. Среди них руководитель добровольческого движения "Даниловцы" Юрий Белановский.

Несколько лет подряд то на благотворительных мероприятиях, то на просветительских я встречала Юрия Белановского. Я знала, что этот невысокий, суховатый, крайне выдержанный и неизменно вежливый человек работает в некой структуре при Даниловском монастыре, информация казалась избыточной. Юрия постоянно приглашали выступить на социальные темы, он рассказывал об опыте воскресных школ, лекториев, делился наработками структуры, способной помочь подросткам и молодежи решать их духовно-нравственные проблемы.

Так я узнала, что Белановский – заместитель руководителя Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи. А потом в его лексике появилось новое слово — "Даниловцы". Юрий по-прежнему рассказывал и писал у себя в ЖЖ о подростках, но все больше об организации благотворительных базаров, других акций, связанных с добровольцами. Стало понятно, что в его жизни произошли изменения. Впрочем, прошло немало времени, прежде чем мы договорились с Белановским встретиться, чтобы он сам рассказал о себе.

Пожалуй, впервые мне повстречался человек, который, говоря себе, постарался не рассказывать про себя ничего. Да и местоимение "я" прозвучало в паре первых предложений, когда он говорил, что учился в МЭИ и попал на курсы руководителя Службы катехизации при Свято-Даниловском монастыре, игумена Иосафа (Полуянова): "Собирались толпы, люди едва ли не на люстрах висели, чтобы послушать его. Потом группа подружилась, и отец Иосаф попросил у нас волонтерской помощи. Так в 95-ом году я стал волонтером в нескольких организациях от имени Даниловского монастыря: начал ходить в Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей, в детскую психиатрическую больницу №6, в центры социального обслуживания. Это был порыв поделиться своей верой – нормальный путь любого новообращенного христианина, который хотел нести что-то доброе и светлое в этот мир. В 97-ом я закончил институт, год пытался заниматься в аспирантуре, а потом официально устроился работать в Данилов монастырь, почувствовал, что здесь есть возможность для творческого развития". Сначала были организованы доверительные встречи с детьми, где у каждого была возможность что-то спросить. Потом появилась воскресная школа: "Мне всегда было интересно, как выстроить такую работу, осмыслить ее".

Все остальное время Белановский рассказывал, что сделали "мы". "Даниловцы" возникли в 2008 году. Эта "искусственно построенная система по организации молодежи" появилась, когда в монастырь люди и организации стали обращаться за помощью. Тогда появилась необходимость разрозненные инициативы социальные объединить в одно движение. А молодежный Центр при монастыре стал удачной ресурсной площадкой, где это могло вырасти: там возникло общественное движение, которым заинтересовалась часть сотрудников, молодежь. Они и стали основой "Даниловцев".

На деле 4 года назад фонд "Подари Жизнь" обратился в Даниловский монастырь с просьбой организовать досуг детей, лежащих в Бурденко. Примерно в тоже время объявился спонсор, который хотел организовать то же самое в РДКБ, в отделении нефрологии. Эти два моменты послужили толчком для того, чтобы создать профессиональное движение по организации для работы молодежных групп.

Постепенно сформировалось 11 направлений, которыми занимаются волонтеры "Даниловцев". Среди которых есть добровольцы, занимающиеся бездомными, группа делающая ремонты малообеспеченным и инвалидам, группа по переписке с заключенными. И несколько человек заняты организацией благотворительных мероприятий: ярмарок, балов, ужинов. За 4 года существования движения, в нем потрудилось порядка 450 человек, поддерживающих более семи тысяч подопечных. Не сложилось только с одной группой, специализирующейся на помощи взрослым больницам. "Я тогда понял, что одна из самых бесперспективных мотиваций, с точки зрения организации служения – это религиозные взгляды и убеждения. Если человек говорит себя: так как Христос заповедал быть милосердным, я обязан ходить в больницу, это заканчивается плачевно. Потому что через 3-4 месяца интерес пропадает. Гораздо честнее и эффективнее простая человеческая мотивация, даже "за кампанию".

За годы работы в Центре, а это 14 лет, и, возглавляя "Даниловцев", Юрий Белановский выработал основной принцип организации волонтерских групп: "Даже если есть замечательная идея, она нам малоинтересна, пока не найдется человек, который хочет ее воплотить, готов взять за нее ответственность. Потому что труд волонтеров должен быть организован. Тогда вместе с этим человеком мы готовы приступать к воплощению. Чтобы такая группа заработала, требуется подготовка от полугода до года. Ведь, чтобы еженедельно, но круглый год 7 человек приходило к детям, в группе должно быть 40-50 активных, вменяемых, ответственных волонтеров".

Поэтому рабочий день Белановского – цепь непрерывных встреч и переговоров: "Рабочий день сложен, потому что надо все держать в голове. Все конструкции. Начинается с электронной почты, с фейсбука – потому что они помогают и транслировать информацию и собирать ее. Очень непросто управлять коллективом, поскольку главное в этой конструкции — ДИАЛОГ. Я понял давно, что здесь не те деньги, за которые можно что-то продавливать. И если нам удается быть в диалоге, тогда решаются проблемы и делаются дела, и так трудно удержаться от соблазн что-то продавить. Но это исключено иначе все рассыплется".

Диалог – это прекрасно. Но остальные подробности пришлось вызнавать от друзей Юрия Белановского. Оказывается, не просто разработал структуру "Даниловцев", но и принял участие в создании Службы координации волонтеров и Союза волонтерских организация и движений. О приходах волонтеров в больницы тоже он договаривался. Что весьма непросто, ведь в наши лечебные учреждения посторонних на порог не пустят. А им еще надо объяснить, зачем больнице необходимы волонтеры, пройти путь от главврача до лечащих, медсестер, мамочек. Юрий пишет статьи, издал книгу "Двое во едину плоть: Любовь, секс и религия", проводит семинары, участвует в круглых столах, читает лекции на тему "Наука и религия", ведет психологические курсы для желающих создать семью, ведет видеоблог на сайте Милосердие, ищет спонсоров.

И – что уж совсем удивительно – Юрий Белановский внимательно следит за волонтерами, чтобы у них не было профессионального выгорания. А потому в Даниловцах создана служба психологической помощи — такие есть в больших известных фондах. В результате, у "Даниловцев" в штате числятся три профессиональных штатных психолога, которые помогают работать команде и предотвращать выгорание.

К сожалению, минувшей весной "Даниловцы" пережили непростое время: их благотворитель объявил, что у него больше нет возможности помогать движению. "Поскольку мы не волонтерская группа, а волонтерский центр, бюджет у нас большой – полтора-два миллиона рублей в год. Мы работаем с волонтерскими группами, а это профессиональный труд, который надо оплачивать". Одно время казалось, что уже в сентябре-октябре "Даниловцы" могут быть закрыты из-за того, что не смогут найти денег на оплату профессионалов – парадокс для страны, где 80% позиционируют себя как православные.
Сегодня, благодаря сообществу Помоги.Орг можно говорить о том, что больные дети, бездомные, малоимущие, которых опекали добровольцы от "Даниловцев" будут получать помощь и поддержку до конца 2012 года. Что будет дальше – неясно.

Пока Юрий Белановский активно занимается фанйдрайзингом, и "Даниловцы" еще какое-то время будут существовать. Сколько, не берется сказать никто. Но за эти годы Юрий сделал определенные выводы. Важные не только для него самого, но и для многих руководителей: "Я остался на тех же позициях, которые мне привили – я на них живу. Сам я изменился, а подход к организации нет. Мне неприятны лицемерие, нравоучения. Когда идея ставится выше человека, когда пытаются построить искусственное православное пространство, отгораживая его от окружающего общества. Мне это не близко, потому что такое не работает с людьми. С людьми, как говорил митрополит Антоний (Блюм) работает только то, что "созрело у тебя в душе".
 

Сегодня