"Делакруа костюма" Лев Бакст

На выставке "Открытие материи" впервые в России представлены эскизы театральных костюмов Льва Бакста, которые 60 лет хранились в американском Институте искусств. Его называли "Делакруа костюма" и "королем моды". Великолепный сценограф дягилевских балетов, русский живописец прославился на Западе и как дизайнер.

Собор Василия Блаженного как неожиданное украшение для платья — сочетание бронзового, синего и красного. История России на шелке — идея Льва Бакста. За рубежом он известен как первый русский художник, ставший модным дизайнером, в России — как сценограф Дягилевских сезонов. Именно в его костюмах танцевала Анна Павлова. В экспозицию выставки, открывающейся в галерее "Наши художники", представлены эскизы тканей, созданные Бакстом в последние годы жизни. Они выставляются в России впервые.

Зза новаторство и яркость его называли "Делакруа костюма", а начинал Лев Бакст как не очень удачливый живописец. В 1887 году он провалил конкурс на серебряную медаль в петербургской Академии художеств. Признание же художник получил благодаря знакомству с Дягилевым. В начале XX века основатель "Русских сезонов" предложил Баксту придумать костюмы и декорации к его постановкам.

В 1910 году после премьеры балета "Шахарезада" парижанки выстраивались в очередь за туалетами в восточном стиле от Бакста. Среди его поклонниц была и знаменитая актриса Ида Рубинштейн. Художник научил аристократок носить парики в цвет платью и украшать тела татуировками.

Серию эскизов Бакст создал по заказу американского шелкового магната Артура Селига. Геометрические пестрые орнаменты и фантастические цветы на бакстовских тканях журнал Vogue назвал лучшим средством самовыражения женщины. Американки щеголяли в платьях с хохломскими узорами, индийскими слонами и индейскими перьями. Орнаменты художника были настолько популярны, что на рынке появился контрафакт "под Бакста". Искусствовед Елана Теркель рассказывает: "Он высоко ценил искусство американских индейцев, говорил, что их яркие вульгарные тона — чистое искусство. И он постарался это отразить в своих работах".

Лев Бакст был франтом — ходил в желтых ботинках, галстуки в его гардеробе исчислялись сотнями. Слово "Мода" всегда писал с большой буквы и любил повторять, что покупка новой одежды — как начало новой жизни. А когда художника спрашивали, зачем он тратит свой талант на ширпотреб, Бакст отвечал: "В искусстве нет великого и малого".

Сегодня