Русский Север французу по плечу

Жиль Элькем отправился из Норвегии на Чукотку, используя традиционные способы передвижения

Началась эта история в двухтысячном году, когда в рамках проекта "Арктика - 2000", Жиль Элькем отправился из Норвегии на Чукотку, используя традиционные способы передвижения.

Так, норвежско-российскую границу морем пересек на байдарке. Кольский полуостров перешел пешком. Дальше до самого Тикси ехал на лыжах. А уже оттуда и до Чукотки - на собачьих упряжках. Неблизкий путь в десять тысяч километров занял три года. "Снежные торосы. Они очень маленькие, но их очень тяжело пересечь на снегокате", - рассказывает Жиль Элькем.

Вообще - и без снежных торосов - дорога по заснеженной и обледенелой тундре не проста. Очень тяжелым путь становится в пургу. Чукчи шутят, что в пургу собаки летают. Собаки француза не летают, но снежная пыль забивает им глаза, и часто приходится останавливаться. Последняя остановка в поселке Варкаркай, чуть севернее Певека, на метеостанции. Здесь встреча с полярниками. Застолье. Баня.

Весьма экзотическое зрелище даже заядлых русских банщиков: в тридцатиградусный мороз при ветре в пятнадцать метров в секунду голым на улицу выскочит только очень отчаянный человек. Но француз, пожалуй, такой и есть. На самый север Чукотки даже чукчи добираются на вездеходах. Ведь мало туда доехать. Хорошо бы и обратно вернуться.

Элькем, в свою очередь, удивляется другим явлениям. Европейцу Чукотка видится островком девственной экологии. Наяву - вот такой пейзаж: расформированная часть ПВО. Брошенные казармы, разбросанные по тундре бочки. Но француз говорит, что это все же лучше, чем разлитая в море нефть. И уже через месяц, когда собаки хорошо отдохнут, Жиль Элькем отправится в заключительный этап экспедиции. Мыс Дежнева - Берингов пролив.

Сегодня