Китай учится экономить: быть богатым больше не модно

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов в качестве примера эффективного развития любит приводить Китай. А там только что ввели запрет на рекламу роскоши, пропагандируют культ скромности и сознательно работают над созданием здорового климата в стране. Практическая задача — снизить имущественное расслоение и построить "общество средней зажиточности".

Нужна ли человеку роскошь — эта проблема не дает покоя китайским мыслителям не одно столетие. После сурового аскетизма маоцзедуновской эпохи буржуазные ценности реабилитировал Дэн Сяопин — человек, если верить современникам, равнодушный к мирским соблазнам.

"Сначала должна разбогатеть часть населения", — предложил он. И эта часть, действительно, появилась. Ради нее в Китае регулярно проводят автосалоны и открывают дорогие магазины. Однако обещанного "общества среднего достатка" не получается. По данным экономистов, примерно 10% населения Китая держат в руках 70% национального достояния, причем источником богатства является само государство.

"Первыми разбогатели те, кто находился у власти. Они конвертировали административный ресурс в деньги. Второй источник богатства — монополия. Легче всего делать деньги, если имеешь эксклюзивный доступ к государственным ресурсам. При этом власть — такой же ресурс, как полезные ископаемые или земля", — отметил директор Центра антикоррупционных исследований Пекинского университета Чжуан Дэшуй.

Примерно 10% китайцев, по данным Всемирного банка, живут за чертой бедности. В бедных районах даже школы обходятся без отопления, света и канализации. В обеденный перерыв дети часто сами готовят себе еду и моют посуду. Перед началом занятий школьники выстраиваются в очередь за горячей водой и потом долго отогревают в тазике замерзшие руки.

В общежитиях — а в сельских школах даже младшие классы часто учатся по интернатной системе — условия более чем скромные. Кое-где общежитий нет вовсе — дети спят прямо в классе.

В то же время расточительность китайских бюрократов благодаря писателю Мо Яню увековечена в мировой литературе. Роман "Винная страна", удостоенный Нобелевской премии, — это как раз про лукуллов пир уездных чиновников и нищету китайской деревни. Псевдоним Мо Янь в переводе означает "молчи", но молчать об этом, похоже, уже невозможно.

"Растрата казенных денег — это тоже признак коррупции. Расточительность вообще не в традиции китайского народа, а привычка некоторых чиновников купаться в роскоши за государственный счет вызывает брожение в умах. С этим необходимо покончить", — уверен экономист Хуан Вэйпин.

Рынок бизнес-самолетов в Поднебесной растет на 40% ежегодно. Среди покупателей пока преобладают коммерсанты, но чиновники, как показала практика, быстро усваивают буржуазные привычки. Наверное, поэтому только сформированная администрация Си Цзиньпина в феврале выпускает инструкцию, которая предписывает всем ведомствам сократить так называемые "три вида расходов" — командировки, банкеты, транспорт.

Сразу после этого телевидение, чтобы не вводить людей в соблазн, снимает с эфира рекламу дорогих часов и ювелирных изделий. Роскошные рестораны придумывают "экономные" меню, но все равно лишаются самых щедрых клиентов. Поговаривают, что подарочные сертификаты в магазинах теперь будут регистрировать и докладывать по инстанциям, кто и сколько потратил. В общем, обладателям неправедного богатства есть о чем задуматься.

"У богатых ворот запах мяса и вин, на дороге замерзшие кости лежат" — эти строки древний поэт Ду Фу написал незадолго до того, как смута уничтожила великую династию Тан. В Китае слишком хорошо понимают, чем чревато социальное расслоение. Наряду с коррупцией это теперь — проблема номер один.

Сегодня