Коррупция и перехлесты политкорректности. Реплика Александра Привалова

Министерство труда и социальной защиты разместило на своём сайте документ с немыслимо длинным названием: "Обзор рекомендаций по осуществлению комплекса организационных, разъяснительных и иных мер по недопущению должностными лицами поведения, которое может восприниматься окружающими как обещание дачи взятки или предложение дачи взятки либо как согласие принять взятку, или как просьба о даче взятки". Понимаете?

Чиновники всех уровней в соответствии с этой методичкой мало того, что не должны брать взяток, откатов и всего такого, они ещё должны и вести себя так, чтобы никому, сохрани Боже, и в голову не пришло, будто они способны к откатам, попилам и всему этакому. И такому поведению жены цезаря чиновников следует обучать на специальных семинарах, беседах, лекциях и даже практических занятиях.

Как будут выглядеть практические занятия по таким темам, я как-то и думать боюсь, а что будут обсуждать на семинарах, из методички можно узнать. "В ходе семинара является целесообразным, в частности: обсудить со служащими слова, выражения и жесты, которые могут быть восприняты окружающими как просьба (намёк) о даче взятки, и указать на необходимость воздерживаться от употребления подобных выражений при взаимодействии с гражданами, — написано в рекомендациях. — К числу таких выражений относятся, например: "вопрос решить трудно, но можно", "спасибо" на хлеб не намажешь", "договоримся", "нужны более веские аргументы", "нужно обсудить параметры", "ну что делать будем?" и т. д.". Это "и т. д." как-то особенно берёт за душу.

Далее: нужно "указать служащим на то, что обсуждение определённых тем с представителями организаций и гражданами может восприниматься как просьба о даче взятки. К числу таких тем относятся, например, низкий уровень заработной платы служащего, работника и нехватка денежных средств на реализацию тех или иных нужд, желание приобрести то или иное имущество, получить ту или иную услугу, отправиться в туристическую поездку, отсутствие работы у родственников служащего – и так далее".

В документе Минтруда содержится ещё много всякого – столь же правильного и столь же банального, но процитированные места, безусловно, наиболее комичны, и масс-медиа, комментируя документ, сосредоточились, в основном, на них. Комментарии, в подавляющем большинстве, совершенно разгромные, сводящиеся к тому, что перед нами очередная имитация борьбы с коррупцией, и, разумеется, очередное неуклюжее освоение выделенных на святое дело бюджетов.

Коллеги указывают, что коррупцию побеждают не такими "мёртвому – припарками", а организацией надлежащего общественного контроля над чиновниками, реальной политической конкуренцией, реальной свободой средств массовой информации, реальной независимостью судов – и тоже "и так далее".

Говорят, что смешно запрещать отдельные слова и выражения: наш понятливый народ быстро найдёт в великом и могучем другие слова и выражения, а то и просто ограничится перемигиванием – и все всё поймут. Говорят, что реальная ситуация – в частности, судебная и правоохранительная практика – в антикоррупционной сфере делают подобные благодушные писания чистым издевательством. И всё это более или менее правильно – и точно так же банально, как и методические рекомендации в минтрудовском документе.

Но я бы попробовал взглянуть на дело чуть с другого угла. Лицемерие – вещь дрянная, кто бы спорил, но реальный выбор бывает обычно не между ним и искренностью, а между ним – и хамством, наглостью, открытым презрением к людям. Да, натаскивать чиновников, работающих в коррумпированной системе, не употреблять фразы "решить трудно, но можно", есть довольно чистое лицемерие. Но альтернативой-то нынче является не безвзяточное чиновничество, а знаменитая фраза князя Талейрана. Проситель сказал ему: "Я дам вам три миллиона, и никто об этом не узнает". Талейран ответил: "Дайте пять – и рассказывайте кому хотите".

Отучить чиновников говорить двусмысленные фразы никак не означает отучить их от пилежа и откатов. Но даже и теоретически нельзя отучить их от пилежа и откатов, пока двусмысленные фразы в ходу и никого не смущают. Массовое зло (а коррупция – массовое зло) не победить картонными улыбочками, но и без картонных улыбочек его победить нельзя.

Мы сегодня посмеиваемся над очевидно, на наш взгляд, дурацкими перехлёстами политкорректности, но без этих перехлёстов не удалось бы загнать в подполье расовую сегрегацию. Другое дело – и тут коллеги кругом правы – что бумаги вроде обсуждаемой производят диковатое впечатление на фоне хотя бы 13-комнатной квартиры, в которой тоскует экс-минобороновская дама в электронном браслете. Но втолковывать неприличие коррупции тоже надо. Только я, моя бы воля, начал не с недопустимых выражений и жестов, а с недопустимой стоимости личных автомобилей, но это уже дело вкуса. Удачи вам.

Сегодня