Мемуары фрейлины последней русской императрицы

Мемуары фрейлины последней русской императрицы

Мемуары Софьи Буксгевден, фрейлины российской императрица Александры Федоровны, впервые были опубликованы в 1928 году в Великобритании. В России их издали только спустя 85 лет.

Июль 1912 года, царская семья совершает прогулку на императорской яхте "Штандарт". До трагедии Первой мировой войны, отречения от престола и гибели императорской семьи осталось несколько лет. На палубе — беззаботные игры, катание на роликах и, конечно же, танцы.

Среди присутствующих — Софья Буксгевден. Уже в эмиграции эту прогулку на яхте Софья Карловна опишет в своих мемуарах "Жизнь и трагедия Александры Фёдоровны, императрицы России". Воспоминания эти впервые опубликовали в 1928 году в Великобритании, в России их издали только спустя 85 лет.

Автор-составитель книги "Жизнь и трагедия Александры Федоровны, императрицы России" Кирилл Протопопов рассказывает: "Начиная с 1913 года, она жила в Александровском дворце, в детской половине, на втором этаже, и это было серьезное доверие. Ведь она была личной фрейлиной государыни. В своих воспоминаниях она приводит много деталей о ранней жизни принцессы Алекс, о которых мало известно".

Обаяние, честность, исполнительность, немецкая педантичность, общие с императрицей корни расположили Александру Федоровну к баронессе, и из двухсот фрейлин Софья Буксгевден стала одной из самых приближенных. Представительница казанского рода Осокиных по материнской линии, по отцу она потомок знатного немецкого рода крестоносцев и основателей Риги. В 1902 году Софью приметила мать императора Мария Федоровна и порекомендовала невестке. Несколько лет жизнь венценосной семьи баронесса Буксгевден видела каждый день — до самой трагической развязки.

"Самое главное, что она их не покинула после революции, потому что много людей, как мы знаем, ушли из Александровского дворца, когда уже царская семья была в заточении. Сразу она не смогла уехать с ними в Тобольск, потому что у нее была операция. Но она присоединилась к царской семье в декабре 1917 года, была с ними в Тобольске, доехала до Екатеринбурга. В дом Ипатьева ее не пустили", — рассказывает автор-составитель книги "Жизнь и трагедия Александры Федоровны, императрицы России" Татьяна Монакова.

"Императрица обладала весьма сложным характером, и доминирующей чертой в нем была беспредельная любовь к супругу и к детям. Ее рассудок всегда находился в подчинении у сердца", — пишет София Буксгевден в воспоминаниях. Фрейлина рассказывает об участии императрицы в создании Красного Креста, домов призрения, школ, о своем случайном знакомстве с Лениным. Она вспоминает первые дни после расстрела императорской семьи, когда убили даже императорских собак. Татьяна Монакова уточнила: "Все они были застрелены во время самой казни. Только слепой Джой не издавал никаких звуков, поэтому его не застрелили, он спасся. Она его видела, он ее узнал, ее запах, и думал, что его близкие люди рядом. Но это уже было не так".

Софья Карловна прожила 73 года, но в 1918 году ее жизнь словно остановилась. Нет ни одной ее фотографии в эмиграции, все, что происходило с ней вне императорского дома, баронесса Буксгевден вычеркнула из биографии.

"То, что случилось с царской семьей в июле 1918 года — те трагические события — на нее очень сильно повлияли. Даже после смерти она оставалась верной царской семье и по этой причине, как нам рассказывали, очень переживала. Она мало общалась с людьми , не очень была веселой", — рассказывает Кирилл Протопопов

Через Токио, Гавайские острова, Сан-Франциско, Нью-Йорк и Атлантику Софья Буксгевден эмигрировала в Лондон и стала неофициальной фрейлиной у сестры Александры Федоровны — Виктории Милфорд Хейвен. Она поселилась в богатом районе недалеко от Альберт-холла. Водила Филиппа, герцога Эдинбургского, супруга королевы Елизаветы II, тогда еще школьника, выбирать форму. Мемуары баронесса писала на английском языке, будучи уверенной в том, что в Советском Союзе их не издадут никогда.

"Она, как любящий человек, как человек, который был верен царской семье, оставила фактические свидетельства. Мы не даем оценку, это только фактические свидетельства подвига царской семьи в заточении, какие-то фрагменты ее жизни до революции, отношений их друг с другом", — поясняет историк Петр Монтатули,

Мемуары, которые Софья Буксгевден писала 10 лет, выходили частями. Первую обнаружили в Российской Государственной библиотеке, вторую – в Мюнхене. Третья со штампом немецкой полевой библиотеки – орлом и свастикой — попала в Россию как трофей. Составители мемуаров намерены снять документальный фильм о жизни фрейлины, посвятившей свою жизнь последней императрице России.

Сегодня