Русский Ахиллес бил мастерством

За 120 воздушных боев легенду неба не собьют ни разу

Герои войны вспоминают и рассказывают. О себе и своих однополчанах, которым не довелось дожить до 60-й годовщины Победы. Маршалу авиации, трижды Герою Советского Союза Ивану Кожедубу не довелось. Но всю войну прошел, вернее, пролетал, и закончил ее в небе над Берлином.

"Самое главное – это осмотрительность. Если ты будешь видеть противника в воздухе, тебя никогда никто не собьет". Это правило воздушного охотника дважды героя Советского Союза Виталия Попкова курсант Кожедуб запомнит на всю жизнь.

За 120 воздушных боев легенду неба не собьют ни разу. Ни когда его выследят асы Геринга из эскадрильи Вернера Мельдерса и он с пробитым фюзеляжем и пустым баком чудом дотянет до земли; ни когда вдвоем с Мухиным они буквально врежутся в полсотни "юнкерсов", – немцы так и не поймут, была ли это запредельная смелость или фантастическая русская лихость; ни когда для охоты на Кожедуба соберут лучших асов рейха с истеричным приказом: "Сбить любой ценой!".

"На реактивный самолет сел ас, который имеет 180 сбитых самолетов, – вспоминает генерал-полковник авиации в отставке Сергей Горелов. – Скорость мощная. Догоняет. Особенно когда зазеваешься, он по прямой, без маневра идет".

Однополчанин Ивана Кожедуба, генерал Горелов сам сбил 27 немецких самолетов, а на его мундире не хватает места даже для орденов. Медалей, шутит, у него на полведра. Вспоминает, что в 43-м советские летчики уже не горели в первом вылете, работали не на фанерных тихоходах, а на скоростных "лавочкинах". Но то, что делал Кожедуб, удивляло при любых скоростях. Атаковал на виражах, навязывал ближний бой, бросал самолет в леденящие кровь пике.

62 – это лишь официальное число сбитых Кожедубом немецких самолетов. На истребителе Лавочкина русский ас провел последние 17 воздушных боев. 52-я звезда на фюзеляже – реактивный "мессершмидт". "Секретные крылья" люфтваффе. Первый в истории реактивной эры самолет, сбитый в воздушном бою да еще (можно только представить себе бешенство Геринга!) винтовым противником.

Реактивного "мессера" переиграл не скоростью, а одним лишь мастерством. Немецкий ас искал Кожедуба, но Кожедуб нашел его раньше. В небе Франкфурта-на-Одере. На максимальном пределе, при огромных перегрузках они с ведомым зашли в хвост "мессершмидту". Титаренко – он был чуть выше – открыл огонь. Ме-262 – и это была уже паника – уходит влево, и здесь его встречает Кожедуб. И гордость немецкого авиапрома превращается в огненный шар.

"Лавочкин" перед ним играл. У того хоть тысяча километров скорость, но, кто маневренней, тот возьмет. Реактивный не сбил нас, он сразу попался в зубы Кожедубу", – рассказывает Сергей Горелов.

Последний самолет Иван Кожедуб собьет над горящим Берлином. Русский Ахиллес – так союзники назовут летчика уже после войны, в небе которой он останется лучшим.

Сегодня