Герой нашего времени: житель Дагестана ценой своей жизни спас двух школьниц

В подмосковном Звенигороде житель Дагестана Марат Рахметов спас двух тонущих девочек, но сам погиб. Оказалось, что Марат даже не умел плавать, но единственный из десятков отдыхающих бросился на помощь.

Единственное, о чем перед интервью нас попросил Расим Рахметов – крупно показать вывеску — "купаться запрещено". Запрещено, потому что глубоко, неровное дно и сильное течение. Потому что можно погибнуть, как погиб его троюродный брат Марат. Прямо в одежде он бросился в воду, услышав крики двух тонущих девушек. Чудом спас школьниц, но сам выйти уже не смог.

"Он сам в воде был, я увидел его голову, он выталкивал одну девушку, и потом он сам исчез, я начал просить о помощи, кричать что-то", — вспоминает троюродный брат погибшего Марата Рахметова Расим Рахметов.

Уже после трагедии Юля Аникьева и Рапсине Керогян узнают, что Марат даже не умел плавать, хоть и прожил всю жизнь рядом с Каспийским морем, в селе Хапиль под Махачкалой. В подмосковный Звенигород он приехал на заработки. Думал, что только до августа. А потом свадьба, никакой работы штукатуром, жизнь в тесном строительном вагончике на четверых. И, конечно, встреча с родителями. Кроме сына, у них не было никого.

"Мы как будто своего ребенка потеряли. Выводы, конечно, сделали, поговорили с девочками. Мы очень благодарны родителям, что они воспитали такого сына", — говорит Вероника, мама спасенной Юлии Аникьевой.

"Был ли кто-то, кроме вас с братом на пляже, когда девочки стали тонуть?" — в ответ на вопрос Расим, тяжело вздыхая, говорит, что не помнит. Зато девочки помнят отчетливо: десятки отдыхающих даже не повернулись в их сторону. Хоть находились от них всего в нескольких метрах.

Спасти брата было невозможно, говорит Расим. Марат исчез под водой моментально. Его нашли только через три дня. Почти за километр от того места, где произошла трагедия. Искали и друзья с местной стройки, и водолазы, и просто жители города.

Расим Рахметов: "Ему было 24 года. Он всегда на улице здоровался с каждым, он ничего злого никому никогда не делал и был очень открытым человеком".

В том, что Марата посмертно наградят медалью "За спасение утопающих", родители Юли Аникьевой и Рапсиме Керогян не сомневаются. Городская администрация уже начала собирать для этого документы. Но, говорят, волнение вызывает другое – в опасном участке Москвы-реки продолжают купаться, а запрещающий знак по-прежнему будто не замечают.

Сегодня