Правда и ложь ХХ съезда

Мария Сахарова: за этот дневник я получила пять лет лагерей, остальное – ссылка

Полвека одному из самых громких разоблачений в истории. Ровно 50 лет назад в Большом Кремлевском дворце открылся ХХ съезд КПСС. Первый после смерти Сталина он положил начало эпохе "оттепели", связанной с именем Никиты Хрущева. Массовая реабилитация незаконно осужденных, освоение целины, зарубежные гастроли ведущих музыкантов страны и, конечно, малогабаритные квартиры - "хрущевки". Все это было после, а на съезде - секретный доклад Хрущева о культе личности Сталина, пять часов в полной тишине.

"За этот дневник я получила пять лет лагерей, остальное – ссылка, - рассказывает репрессированная Мария Павловна Сахарова. На вопрос, что же было в том дневнике, женщина отвечает: "Что в дневнике было? Ну, с кем целовалась, с кем обнималась - что еще я могла, скажите, в 14 лет писать?!"

Но следователи нашли в дневнике школьницы Марии Сахаровой еще и критику творений Горького, и восхищение картинами несоветских Нестерова и Серова. Для обвинения в антисоветской агитации этого было достаточно. И вслед за профессором-отцом ее отправили в "Кресты", потом на высылку в Мичуринск. В 56-м в глубинку просочились слухи о первой "оттепели". Мария Павловна не выдержала, тайком приехала в Москву. Но скрываться уже было не надо. Ее признали невиновной. "Я говорю, могу ли я рассчитывать, что меня реабилитируют. В ответ - а тут ничего нет", - вспоминает женщина.

Юрия Фидельгольца забрали тоже из-за дневника. Но, как он признался, там действительно были нелестные слова в адрес режима. Его восемь лет мотали по разным лагерям. Свое освобождение он встретил больным на Колыме и помнит этот день как сейчас: "Я, по существу, умирал. Я это чувствовал. И вдруг неожиданно с вахты меня позвали: Фидельгольц! На вахту! С вещами!"

Реабилитации начались уже на следующий день после смерти Сталина. Но массовый процесс освобождения пошел после ХХ съезда КПСС.

"Большой и славный путь прошел советский народ. Наши победы достигнуты в суровой борьбе с внешними и внутренними врагами", - обратился тогда к товарищам по партии Никита Сергеевич.

Но переломными стали другие слова генсека. Никита Хрущев произнес их в закрытый 11-й день съезда, где запретили и фотографировать, и писать звук. Доклад "О культе личности и его последствиях" распространялся среди избранных и имел гриф "секретно". В нем было то, чего не ждал никто, - критика самого Сталина.

Хрущев буквально обрушился на бывшего вождя, обвинив его и в возвеличивании своей персоны, и в том, что именно он придумал клеймо "враг народа", и в бесчисленных репрессиях. Генсек приводил пример за примером. Вот только один отрывок - про нашумевшее дело врачей-вредителей: "Он сам давал указания, как вести следствие, как допрашивать арестованных. Он сказал: "На академика Виноградова надеть кандалы, а такого-то бить! Сталин прямо заявил: "Если не добьетесь признания врачей, то с вас будет снята голова".

И хотя в стенограмме дальше следует "шум возмущения", на самом деле, говорили очевидцы, в зале стояла гробовая тишина. И тогда на съезде, и потом, когда доклад зачитывали на партактивах.

"Для меня уже тогда это казалось равным тому, как если бы римский папа пригласил на всемирный церковный конгресс священников и сказал, что наше исследование показало, что Христос не был Богом, а просто был человеком. А в Евангелии все написано неправильно", - признается писатель Рой Медведев.

Спустя полвека историки все также спорят, чего было больше в том поступке Хрущева - борьбы за власть или желания покаяться. Перед самым съездом ему показали страшные цифры: только в 30-е годы были репрессированы почти два миллиона человек.

"Это единственный момент - либо мы скажем сейчас, он сам это говорил, либо нас народ просто сметет и будет прав", - считает дочь Никиты Хрущева Рада Аджубей.

Правда, дальше Никита Сергеевич временами забывал про им самим же провозглашенные свободы. Были и разгром авангардистов в Манеже, и травля нобелевского лауреата Пастернака. Но для Марии Сахаровой, например, Хрущев навсегда остался человеком, вернувшим ее к нормальной жизни.

XX съезд КПСС - начало "морозной оттепели" ("Вести Недели")

Сегодня