Юрий Грымов завлек в мышиный лабиринт

РАМТ. Спектакль Юрия Грымова "Цветы для Элджернона"
фото: Михаил Свешников

Его зовут Чарли Гордон. Он полуграмотен, работает в булочной "на подхвате", у него нет ни семьи, ни друзей. Есть учительница мисс Кинниен — она помогает Чарли понять все на свете. Есть доктора Штраусс и Немюр, совершившие открытие в медицине. И Элдджернон — мышь, на котором доктора провели эксперимент по улучшению интеллекта. Удачный. Теперь врачи хотят попытаться сделать такую же операцию Чарли. Потому что Чарли Гордон — умственно отсталый. В РАМТе начались премьерные показы спектакля "Цветы для Элджернона" в постановке Юрия Грымова.

Вообще поставить в театре научно-фантастический рассказ Дэниела Киза – идея простая и на первый взгляд доступная. Конечно, определенная трудность возникает в связи с тем, что Киз придумал свой рассказ в форме дневниковых записей Чарли, но подобные нюансы профессионалов никогда не пугали. Потому-то "Цветы для Элджернона" были пару раз экранизированы в Америке (за роль в фильме "Чарли" 1968 года актер Клифф Робертсон получил Оскара) и однажды во Франции. Ставили его и в различных театрах неоднократно. И всякий раз постановки считались удачными. Может быть потому, что на самом деле Киз не поведал миру ничего принципиально нового: история Чарли отчасти схожа с тем, что произошло с Элизой Дулиттл в "Пигмалионе". Только в случае с Чарли эксперимент над человеком оказался перевертышем и до боли напоминает судьбу Монстра из "Франкенштейна" или газонокосильщика Джоба из одноименного фильма.

Словом, он – про жизнь всякого беззащитного перед цивилизацией, сильными личностями. Перед теми, кто всегда знает, как лучше жить остальным: больным, безвольным, слабым, подверженным влиянию. Ради высшего блага – прогресса, и ради того, чтобы у всех была возможность для образования, самореализации, постижения вечных ценностей, осознания собственной значимости. Или, на худой конец, для того, чтобы создатели новых тварей прославились как еще более великие личности. И одной этой цели – напоминая о том, на что способен человек, ради себя и других, и что из этого может выйти на самом деле, стоило бы доверить "Цветы для Элджернона" Грымову.

Но самому режиссеру оказалось недостаточно прямой и буквальной передачи смыслов рассказа. И Грымов попробовал заглянуть внутрь. Для начала ему понадобился черно-белый формат, подавляющий и гигантскими размерами, и каким-то удушающими искрящимся сиянием. И зачем-то положил вдали от Чарли огромную подушку. А подушка-то возьми и обернись то ли матрасом, то ли одеялом, а то и лабиринтом – во всю сцену. И внезапно начинается то, ради чего и появились "Цветы для Элджернона". Из подсознания проступают образы, накатывают воспоминания, обволакивают чужие разговоры. Материализовавшись, они оглушают, прибивают к земле, растаскивают на кусочки. И как узнать, догадаться, определить, что тут придумано Чарли или Кизом, а какая часть тебя оказалась на сцене.

А ведь это было лишь начало, картинка принципиально изменится ко второму действию, где жизнь Чарли достигает того максимума, который предрекали доктора. Агонизирующий праздник брызжет фонтами звуков и цвета, слова. Но также бьет наповал разнокалиберностью, как и жестко выверенный формат первой части.

Даже те, кто не читал рассказ, скорее всего не сомневались в том, что будет в финале, к которому зрителя подводят авторы спектакля и сам Чарли, роль которого доверена дебютанту Максиму Керину (выпускник ВТУ им. Щепкина). Больше трех часов Максим не сходил со сцены (в спектакле нет сцен без его участия), преображаясь из полуграмотного и крайне больного человека с физическими изъянами в интеллектуала, самоуверенного красавца. И не дал ни на секунду усомниться в том, что его герой притворяется в какой-либо из ипостасей. Что, надо сказать, вызывает безусловное восхищение и доставляет несказанное удовольствие.

Нельзя не отметить, что есть у спектакля и пара недостатков. Первый – это то, что значительная часть спектакля разыграна где-то ближе к полу. Так что, начиная с пятого ряда, зрители уже не видят некоторую часть сцены, а с десятого все постоянно вертели головами, чтобы увидеть хоть какую-то часть действа. Да и финальная сцена вызвала некоторое удивление тем нарочитым эмоциональным напором, явно рассчитанным на то, чтобы зрители заплакали. Даже те, кто не хотел и не планировал.

Но утерев последнюю слезу, и даже выйдя из театра, доехав до дома, проснувшись на следующий день, ты будешь вспоминать "Цветы для Элджернона". И то, что спектакль настолько был хорош, что его обязательно хочется пересмотреть. В РАМТе.
 

Сегодня