Дина Корзун: мои победы - результат работы

За что ни возьмется Дина Корзун - всё обречено на успех и на звездный дождь. В частности, за "Страну глухих" Дина получила и "Нику", и "Золотого Овена", и швейцарскую премию "Звезды завтрашнего дня". А фильм "40 оттенков грусти" режиссера Сакса в прошлом году, на последнем фестивале "Сан Денц" получил главную премию. Еще американцы выдвинули Дину на соискание премии "Independent Spirit Awards" - "Награда независимого духа". Сегодня Дина – в гостях у программы "Вести. Подробности".

- Дина, вряд ли кто-либо из вашего актерского поколения удостоен такого внимания мировой кинообщественности, как вы, не так ли?

- Почему? Чулпан Хаматова очень много работает на Западе, и тоже с большим успехом.

- С Чулпан у Дины связана еще и другая история. Вместе с Чулпан Хаматовой Дина Корзун организовали в "Современнике" благотворительный концерт, направленный на помощь детям, больным раком крови. Удалось собрать 200 тысяч долларов, которые были переданы в Фонд детской гематологии. Вот вам и проявление "независимого духа".

- Когда говорят, что это сделали Дина Корзун и Чулпан Хаматова, я себя чувствую неудобно. Без поддержки звезд - актеров театра и кино и музыкантов - ничего бы не получилось. Помогали и Кирилл Серебренников, и театр "Современник", и продюсерский центр "Чайка", которые помогли с технической подготовкой. Но инициатива исходила от врачей. Замечательный доктор Галина Новичкова видела, как происходит все это на Западе. Там собирают огромные средства, именно благотворительные средства, потому что лечить рак очень дорого, и только государственными деньгами проблему не осилить. А вот всем миром, при добром участии, сочувствии и неравнодушии, это возможно. Там собирают до 350 миллионов благотворительных денег в год, то есть по миллиону в день. Я говорю об Америке. Но такая же ситуация и в Израиле, и в Австрии, и в Германии. У нас же, хотя страна большая, но страшно - полное равнодушие. И врачи, которые умеют лечить рак, ничего не получают благодаря нашему правительству и людям, от которых это могло бы зависеть. Они умеют лечить, они хотят, но у них не получается, у них опускаются руки.

- А вот президент в выступлении, посвященном празднику Дня единства, говорил о том, что Россия всегда была столицей мирового меценатства, приводил имена – Бахрушина, Морозова. Но, как правило, меценат - это в нашем представлении человек состоявшийся и, извините за подробность, пожилой. Во-первых, он может отщипнуть эти 200-300 тысяч от своего устоявшегося бюджета, и это будет для него не особенно заметно. А кроме того, возможно, что он, нагрешив за жизнь, старается каким-то образом умаслить тех, кто потом будет принимать решение на его счет на том свете. И тем более важно, что люди молодые, находящиеся на взлете актерской судьбы, такие как вы или как Чулпан, вдруг начинают заботиться о том, что вроде бы к ним напрямую отношения не имеет.

- Но я почувствовала, что в моих силах реально помочь врачам. Мне было очень горько слышать о том, что у них опускаются руки, что они устают обивать пороги, стучаться в закрытые двери Министерства здравоохранения, что они не ждут никакой поддержки от государственных деятелей. И просто разъезжаются, уезжают работать туда, где у них есть возможность.

- Но ободряет тот факт, что вы нашли людей, которые, созвучны вам в мыслях. Лиха беда начало, первая ласточка. Глядишь, и закономерностью станет?

- Наверное. И результатом этого концерта стало то, что даже до президента дошло о необходимости и строительства в нашей стране такого центра. И он поговорил с врачами. Из бюджета выделены средства, которые перед Новым годом почему-то пропали из бюджетной строки, но потом их все-таки нашли.

- Да, всё у вас получилось, и не благодаря знакомствам, а благодаря внутренним способностям. И вообще, ваша история - это же совсем история Золушки. Вы из Смоленска?

- Да.

- Вы приехали, поступили без всякого блата в школу-студию МХАТ. Потом во МХАТе и работали. Вы же совершенно без всякого блата победили на самом независимом фестивале, и только потому, что вы из себя представляете как актриса. Валерий Тодоровский взял вас на роль в "Страну глухих", которая сделала вас культовым персонажем, да и сам фильм - культовым.

- Ну, не думайте, что у меня все было так гладко, и я так обласкана судьбой. Хотя, конечно, мне жаловаться грех. Но у меня тоже бывает очень много и сомнений, и простоев, которые я заполняю хорошими делами. Но у меня все строится на поиске себя, своего места и вообще предназначения. Наверное, когда я глубоко и серьезно отношусь к каждому прожитому дню, то получаются такие победы. Они не случайны, они - результат работы.

- А серьезное отношение - это вопрос "что я сделала в течение дня"?

- Нет, не так. Я не пытаюсь воздвигнуть себе какой-то памятник. Есть общая перспектива моей жизни - куда я двигаюсь, чего я хочу. Я хотела бы быть светлым, цельным, добрым, честным, талантливым, трудолюбивым, необходимым человеком, любимым и любящим. Это большой труд. Ничего просто так не дается. Нужно все время лавировать между такими важными вещами как работа, семья и духовное развитие личности. Для меня это очень важно. Я следую духовной практике, которая меня поддерживает и не позволяет мне рассыпаться под натиском негатива и проблем, которые окружают не только меня, но и людей, которые мне небезразличны, которым я хочу быть полезной. А ведь даже эта наша добрая инициатива и попытка изменить хоть что-то, пусть нашими щенячьими силами, в таком страшном деле как детский рак, обратилось многими замечаниями и негативом против нас. Нас с Чулпан обвиняли в собственном пиаре. Этим людям я могу только посоветовать попробовать себя так пропиарить. Это труд, который заставляет душу вибрировать, не успокаиваться, преодолевать цинизм, равнодушие, постоянно себе напоминать, что в этом есть высший смысл, что мои переживания на самом деле несравнимы с тем горем и отчаянием, которые переживают родители больного ребенка. Они знают, что нужно 50 тысяч долларов - и его можно спасти. А у них нет этих денег. Они уже квартиру продали, они уже на пути к выздоровлению, и им нужно помочь. Я не могу остаться равнодушной. И есть очень много, слава Богу, людей, которые этим занимались до нас с Чулпан и занимаются этим профессионально. Просто по жизни спасают, помогают. Они как на коммутаторе: "соединяю, в чем ваша проблема, сейчас найдем решении". Они ищут, они спрашивают, они объясняют.

- Значит, есть какое-то удовлетворение от этого? Вы получаете что-то, что можно считать формой благодарности со стороны жизни?

- Наверное, да. Когда видишь счастливые глаза, и это счастье в них совершенно не связано ни с какой-то твоей ролью - тебя увидели на обложке или в кино и узнали: "А, это вы? Можно рядом с вами постоять?" - нет, эти люди тебе благодарны за другое: за неравнодушие, за сердечность, за какую-то надежду и вообще за веру в доброе. За то, что такие занятые и в общем далекие для них "звезды", оказывается, так же человечны и просты в общении и стремятся к хорошим вещам. Им становится от этого теплее, что не так страшно.

- Дорогие друзья, мы пока далеки от того, чтобы объявлять этот год Годом Милосердия. Но давайте лучше посмотрим на Дину Корзун и решим для себя, что мы можем сделать для того, чтобы в нашей стране наступил не год, а век или, как писали Вайнеры, эра милосердия. Дина, спасибо вам за эти усилия и за то, что пришли. И успехов вам.

- Спасибо.

Сегодня