Николай Сванидзе: Ельцин был бескровным революционером

Николай Сванидзе: Ельцин был бескровным революционером

Николай Сванидзе: Ельцин был бескровным революционером

23 апреля на 77-м году жизни скончался первый президент России Борис Ельцин. Он навсегда вошел и в историю страны, и в историю всего мира. Журналист Николай Сванидзе был последним, кто взял интервью у Бориса Ельцина. Об этом он рассказал Российскому информационному каналу.

- Да, я был последним. Но это было, чтобы не вводить наших зрителей в какие-то иллюзии, не недавно, а в прошлом году, когда мы делали фильм, прошу прощения, к 75-летнему юбилею Бориса Николаевича. Этот фильм покажет телеканал "Вести".

- Николай Карлович, вы как историк как вы можете оценить эпоху Ельцина? Что можно считать его самым большим достижением.

- Несколько достижений. Он - великий гражданин страны, несомненно. И теперь, когда человек ушел, можно это говорить. Это неприлично было говорить, когда он был у власти. Это, может быть, не совсем удобно было говорить, когда он не был у власти, но был жив. Но сейчас, когда он ушел, это говорить удобно и нужно. Великий человек. Он совершил бескровную революцию. Революцию неизбежную и необходимую. Без нее страна просто умерла бы. Он совершил ее без крови. Не было и кровавой гражданской войны. Страна просто перешла в другое состояние. Был Советский Союз, который распался неизбежно, помимо воли тогдашних властей. помимо воли и Горбачева, и Ельцина. Он распался, потому что не выдержал собственной экономической слабости и дряхлости. И Ельцин сделал все, чтобы Советский Союз перетек в совокупность других стран и, главным образом, в страну под названием "Россия без крови". Честь и хвала. Это фантастическое историческое достижение, за которое и мы, и наши потомки должны быть ему благодарны. Еще он добровольно ушел от власти. Мы неоднократно говорили на эту тему с Андреем Николаевичем Сахаровым, замечательным историком. Нет в истории такого прецедента до Ельцина, чтобы русский правитель добровольно, не под дулом, будучи в здравом уме и твердой памяти, сам отказался от власти. Сам ушел. И все. Передал власть своему преемнику согласно Конституции России, которая при нем же и была написана, кстати, и по которой мы до сих пор живем. Борис Николаевич был очень великодушным человеком на самом деле. Он никогда не мстил своим врагам. Разным. И тем, которые его бы разрезали на кусочки, а также не его одного, если бы поменялась историческая ситуация, если бы они пришли к власти, будь то в августе 1991-го, будь то в октябре 1993-го. Он их не трогал, не убивал, в тюрьмы не сажал, а позволял им жить спокойно и даже заниматься политической деятельностью. Я вспоминаю один момент - выборы 1996-го года. Многие мои коллеги сейчас говорят: а зачем тогда помогали Ельцину? Я не жалею о том, что тогда мы помогали Ельцину, потому что если бы не это, то к власти пришли бы коммунисты, не было бы ни свободной России, ни свободных средств массовой информации. Знаменитый кадр, когда Ельцин пляшет на сцене. Сколько тогда смеялись, прошу прощения за жаргонизм, стебались над этим: толстый, пожилой, пляшет, как мальчишка. Он плясал после двух инфарктов. И это фантастический пример и мужества, и ответственности государственного деятеля. Он плясал, чтобы набрать очки в президентской гонке. Тогда говорили, что он хочет держаться за власть. Но прошло три года, и мы поняли, что это было не потому, что он хотел держаться за власть, а потому, что он не хотел отдавать страну. Это человек, который никогда не только врагам не мстил, он и критикам. У него был в руках административный ресурс, между прочим, худо-бедно глава государства. Я не помню, чтобы он хоть раз его использовал против журналистов. Какой только критики - жесткой, грубой - он ни подвергался от нашего брата. Но никогда не було ни одного ответа. Он дулся, обижался, расстраивался, мог схлопотать очередной инфаркт, но никогда не отвечал административно. И за это наш журналистский цех будет ему на самом деле вечно обязан. Я думаю, что всем этим он войдет в историю. Было много ошибок. Было много и трагических ошибок. Одна из них, может быть, самая главная, - первая чеченская война. Но эти ошибки он совершал потому, что он делал. Не совершает только тот, кто не делает. Он взял на себя огромную ответственность в очень ответственный исторический период. Он от этой ответственности никогда не отказывался.

- Мы все видели кадры из Белого дома:  Ельцин на танке. Как вы оцениваете те события?

- Это события исторического масштаба. Сейчас спроси человека на улице, никто не вспомнит, что там такое было, кто там против кого, почему на танке. Именно пресловутый вопрос ГКЧП забил последний гвоздь в гроб Советского Союза. И сделано это было не в Беловежской пуще. Когда ГКЧП собрался, они вбили последний гвоздь, потому что перед этим были еще возможности с кем-то договориться, с кем-то заключить федеративный договор из республик, которые разбегались, как крысы с тонущего корабля. Я из не готов осудить, потому что бежали от голода, от неорганизованности. Советский Союз уже фактически рухнул. ГКЧП сделал все, чтобы Советский Союз умер побыстрее и поболезненнее. С ГКЧП сражался Ельцин, поэтому он на танке. Между прочим, тогда не было ясно, кто победит. Тогда популярность Ельцина взлетела очень высоко, и это позволило ему на трибуне съезда начать очень серьезные и радикальные реформы, которые очень болезненно отразились на нас. Но они спасли нас, как нож хирурга.

- Они очень неоднозначно воспринимались в обществе.

- Абсолютно. Они и тогда, и сейчас неоднозначно воспринимаются. Но это как нож хирурга. Другого выхода не было. Надо почитать серьезных экономистов, в том числе и немолодых, которые пишут о том экономическом состоянии, которое было тогда. Запасов хлеба было на несколько дней. Страна была просто на грани голодной смерти. И карточная система даже не спасала. Ельцин использовал свой ресурс популярности, который возник во многом как раз в августе 1991-го для того, чтобы провести эти реформы, и взял всю ответственность, всю непопулярность этих реформ на себя. Заслуживает уважения.

- Вы уже говорили о том, что делали фильм на 75-летие Бориса Николаевича. Какие впечатления остались от общения с этим человеком - не с президентом, а с человеком?

- Потрясающее впечатление, потому что он тогда был в форме. Он похудел. Единственное, что незадолго до этого ногу себе повредил. Он смотрел теннис допоздна и потом шел по комнате, а там порожек был высокий. В темноте - он не стал включать свет, чтобы домашних не будить - споткнулся и повредил себе ногу. И он страдал от того, что его надо снимать, а он физически несостоятелен - он был мужчина до мозга костей. И вот это его ломало. Но в остальном он был худ, крепок, глаз блестел, ясная реакция, очень быстрая и четкая речь. Он был, как в конце 80-х - самом начале 90-х годов. Произвел на меня очень сильное впечатление. Еще очень сильное впечатление на меня произвело его отношение в семье. Поразительное отношение в семье. Это настоящая большая и щедрая семья, любящая, дружная русская семья, где все вокруг него были, вокруг деда. Я помню один момент, который никогда не забуду. Мы закончили съемку, я вышел в коридор. Они не ожидали, что я выйду. Стоят Борис Николаевич, Наина Иосифовна, дочки, уже взрослые уже женщины, все в кружок, как хоккеисты перед матчем. Знаете как, когда договариваются, обнявшись в кружок и просто носами уткнувшись друг в друга. Потрясающая семья.

- Если говорить о Ельцине политике, с кем из политических лидеров можно провести параллель по значе23 апреля на 77-м году жизни скончался первый президент России Борис Ельцин. Он навсегда вошел и в историю страны, и в историю всего мира. Журналист Николай Сванидзе был последним, кто взял интервью у Бориса Ельцина. Об этом он рассказал Российскому информационному каналу.

- Да, я был последним. Но это было, чтобы не вводить наших зрителей в какие-то иллюзии, не недавно, а в прошлом году, когда мы делали фильм, прошу прощения, к 75-летнему юбилею Бориса Николаевича. Этот фильм покажет телеканал "Вести".

- Николай Карлович, вы как историк как вы можете оценить эпоху Ельцина? Что можно считать его самым большим достижением.

- Несколько достижений. Он - великий гражданин страны, несомненно. И теперь, когда человек ушел, можно это говорить. Это неприлично было говорить, когда он был у власти. Это, может быть, не совсем удобно было говорить, когда он не был у власти, но был жив. Но сейчас, когда он ушел, это говорить удобно и нужно. Великий человек. Он совершил бескровную революцию. Революцию неизбежную и необходимую. Без нее страна просто умерла бы. Он совершил ее без крови. Не было и кровавой гражданской войны. Страна просто перешла в другое состояние. Был Советский Союз, который распался неизбежно, помимо воли тогдашних властей. помимо воли и Горбачева, и Ельцина. Он распался, потому что не выдержал собственной экономической слабости и дряхлости. И Ельцин сделал все, чтобы Советский Союз перетек в совокупность других стран и, главным образом, в страну под названием "Россия без крови". Честь и хвала. Это фантастическое историческое достижение, за которое и мы, и наши потомки должны быть ему благодарны. Еще он добровольно ушел от власти. Мы неоднократно говорили на эту тему с Андреем Николаевичем Сахаровым, замечательным историком. Нет в истории такого прецедента до Ельцина, чтобы русский правитель добровольно, не под дулом, будучи в здравом уме и твердой памяти, сам отказался от власти. Сам ушел. И все. Передал власть своему преемнику согласно Конституции России, которая при нем же и была написана, кстати, и по которой мы до сих пор живем. Борис Николаевич был очень великодушным человеком на самом деле. Он никогда не мстил своим врагам. Разным. И тем, которые его бы разрезали на кусочки, а также не его одного, если бы поменялась историческая ситуация, если бы они пришли к власти, будь то в августе 1991-го, будь то в октябре 1993-го. Он их не трогал, не убивал, в тюрьмы не сажал, а позволял им жить спокойно и даже заниматься политической деятельностью. Я вспоминаю один момент - выборы 1996-го года. Многие мои коллеги сейчас говорят: а зачем тогда помогали Ельцину? Я не жалею о том, что тогда мы помогали Ельцину, потому что если бы не это, то к власти пришли бы коммунисты, не было бы ни свободной России, ни свободных средств массовой информации. Знаменитый кадр, когда Ельцин пляшет на сцене. Сколько тогда смеялись, прошу прощения за жаргонизм, стебались над этим: толстый, пожилой, пляшет, как мальчишка. Он плясал после двух инфарктов. И это фантастический пример и мужества, и ответственности государственного деятеля. Он плясал, чтобы набрать очки в президентской гонке. Тогда говорили, что он хочет держаться за власть. Но прошло три года, и мы поняли, что это было не потому, что он хотел держаться за власть, а потому, что он не хотел отдавать страну. Это человек, который никогда не только врагам не мстил, он и критикам. У него был в руках административный ресурс, между прочим, худо-бедно глава государства. Я не помню, чтобы он хоть раз его использовал против журналистов. Какой только критики - жесткой, грубой - он ни подвергался от нашего брата. Но никогда не було ни одного ответа. Он дулся, обижался, расстраивался, мог схлопотать очередной инфаркт, но никогда не отвечал административно. И за это наш журналистский цех будет ему на самом деле вечно обязан. Я думаю, что всем этим он войдет в историю. Было много ошибок. Было много и трагических ошибок. Одна из них, может быть, самая главная, - первая чеченская война. Но эти ошибки он совершал потому, что он делал. Не совершает только тот, кто не делает. Он взял на себя огромную ответственность в очень ответственный исторический период. Он от этой ответственности никогда не отказывался.

- Мы все видели кадры из Белого дома. Ельцин на танке. Как вы оцениваете те события?

- Это события исторического масштаба. Сейчас спроси человека на улице, никто не вспомнит, что там такое было, кто там против кого, почему на танке. Именно пресловутый вопрос ГКЧП забил последний гвоздь в гроб Советского Союза. И сделано это было не в Беловежской пуще. Когда ГКЧП собрался, они вбили последний гвоздь, потому что перед этим были еще возможности с кем-то договориться, с кем-то заключить федеративный договор из республик, которые разбегались, как крысы с тонущего корабля. Я из не готов осудить, потому что бежали от голода, от неорганизованности. Советский Союз уже фактически рухнул. ГКЧП сделал все, чтобы Советский Союз умер побыстрее и поболезненнее. С ГКЧП сражался Ельцин, поэтому он на танке. Между прочим, тогда не было ясно, кто победит. Тогда популярность Ельцина взлетела очень высоко, и это позволило ему на трибуне съезда начать очень серьезные и радикальные реформы, которые очень болезненно отразились на нас. Но они спасли нас, как нож хирурга.

- Они очень неоднозначно воспринимались в обществе.

- Абсолютно. Они и тогда, и сейчас неоднозначно воспринимаются. Но это как нож хирурга. Другого выхода не было. Надо почитать серьезных экономистов, в том числе и немолодых, которые пишут о том экономическом состоянии, которое было тогда. Запасов хлеба было на несколько дней. Страна была просто на грани голодной смерти. И карточная система даже не спасала. Ельцин использовал свой ресурс популярности, который возник во многом как раз в августе 1991-го для того, чтобы провести эти реформы, и взял всю ответственность, всю непопулярность этих реформ на себя. Заслуживает уважения.

- Вы уже говорили о том, что делали фильм на 75-летие Бориса Николаевича. Какие впечатления остались от общения с этим человеком - не с президентом, а с человеком?

- Потрясающее впечатление, потому что он тогда был в форме. Он похудел. Единственное, что незадолго до этого ногу себе повредил. Он смотрел теннис допоздна и потом шел по комнате, а там порожек был высокий. В темноте - он не стал включать свет, чтобы домашних не будить - споткнулся и повредил себе ногу. И он страдал от того, что его надо снимать, а он физически несостоятелен - он был мужчина до мозга костей. И вот это его ломало. Но в остальном он был худ, крепок, глаз блестел, ясная реакция, очень быстрая и четкая речь. Он был, как в конце 80-х - самом начале 90-х годов. Произвел на меня очень сильное впечатление. Еще очень сильное впечатление на меня произвело его отношение в семье. Поразительное отношение в семье. Это настоящая большая и щедрая семья, любящая, дружная русская семья, где все вокруг него были, вокруг деда. Я помню один момент, который никогда не забуду. Мы закончили съемку, я вышел в коридор. Они не ожидали, что я выйду. Стоят Борис Николаевич, Наина Иосифовна, дочки, уже взрослые уже женщины, все в кружок, как хоккеисты перед матчем. Знаете как, когда договариваются, обнявшись в кружок и просто носами уткнувшись друг в друга. Потрясающая семья.

- Если говорить о Ельцине политике, с кем из политических лидеров можно провести параллель по значению? может быть, тех решений и дел, которые были им сделаны?

- Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые, как сказал поэт. Ельцин посетил нашу страну в роковые ее минуты, в критической ситуации. Он был кризисным менеджером, бескровным революционером, что уникально для нашей страны. Его можно сравнить с де Голлем, вероятно, если брать Францию, вероятно, с Черчиллем, если брать Англию, то есть с наиболее масштабными европейскими национальными лидерами ХХ века.

- В вашем фильме Борис Николаевич сказал, что счастливым себя почувствовал только тогда, когда покинул президентский пост. Почему, как вы считаете?

- Устал, плохо себя чувствовал и потом, наверное, почувствовал облегчение от того, что сделал все правильно. И от этого он испытал радость. Он же был очень ответственный человек.

нию? может быть, тех решений и дел, которые были им сделаны?

- Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые, как сказал поэт. Ельцин посетил нашу страну в роковые ее минуты, в критической ситуации. Он был кризисным менеджером, бескровным революционером, что уникально для нашей страны. Его можно сравнить с де Голлем, вероятно, если брать Францию, вероятно, с Черчиллем, если брать Англию, то есть с наиболее масштабными европейскими национальными лидерами ХХ века.

- В вашем фильме Борис Николаевич сказал, что счастливым себя почувствовал только тогда, когда покинул президентский пост. Почему, как вы считаете?

- Устал, плохо себя чувствовал и потом, наверное, почувствовал облегчение от того, что сделал все правильно. И от этого он испытал радость. Он же был очень ответственный человек.

Сегодня