Есть голос – кричи!

В столицу приехал известный французский писатель и общественный деятель Марек Хальтер. Его визит совпал с премьерой на телеканале Россия документального фильма о его жизни Сын Библии и Александра Дюма.

Читайте нас в Telegram

В столицу приехал известный французский писатель и общественный деятель, президент Французского университетского колледжа в Москве Марек Хальтер. Его визит совпал с премьерой на телеканале "Россия" документального фильма "Сын Библии и Александра Дюма" о его жизни, творчестве и подвижничестве. Почему картина получила такое странное название, и что роднит писателя с нашей страной?

Впервые стены Кремля французский писатель Марек Хальтер увидел в 1946 году. Тогда он был еще образцовым пионером из Узбекистана и ему поручили вручать цветы самому товарищу Сталину. "Это был бог в это время. И мы там ждали у Мавзолея. Люди потом спрашивали: а что он тебе сказал? - Что я хороший мальчик", - вспоминает Хальтер.

А до этого было Варшавское гетто, откуда семья Хальтеров бежала на восток. Первый немецкий патруль чуть было не отправил их в концлагерь. Офицер посветил маленькому Мареку в лицо фонарем и спросил, кто он такой? "Ты еврей, юде?" - Я сказал "Да!" Для меня было нормально сказать правду! Почему не сказать, что я еврей? А он рассмеялся и пропустил – сказал: " Он пошутил, еврей никогда не признается, что он еврей!"

Большинство родственников, оставшихся в Варшаве, погибли в Освенциме, а Хальтеры добрались до Москвы. Когда война их настигла и там, пришлось перебраться в Коканд. Марек попал в подростковую банду, но, поскольку воровать не умел, то зарабатывал на хлеб, пересказывая подаренные дедом Ветхий завет и "Трех мушкетеров". Хватало на рис себе и родителям. С тех пор он и называет себя сыном Библии и Александра Дюма. "Им нужно было больше, и я написал первую книгу: "Три мушкетера в Иерусалиме", основанную на библейских сказках", - рассказывает литератор.

В конце 40-х Сталин вернул беженцев в Польшу. Оттуда Хальтеры эмигрировали в Париж. Марек продолжал рассказывать свои сказки, превратившись со временем в настоящего писателя, публициста и правозащитника. Это он уговорил Голду Меир начать переговоры с палестинцами. Сначала премьер-министр даже откзывалась обсуждать это, но потом сама отправила Хальтера на встречу с Арафатом. "Можем же жить в мире! Есть же место для Палестины около Израиля? Есть! Подумал, подошел и поцеловал! Он любил целовать людей", - описывает встречу Хальтер.

Именно Хальтер развернул на Западе кампанию в поддержку советских диссидентов - Синявского, Даниэля и Сахарова. А когда в годы перестройки он вновь оказался в Москве, Андрей Дмитриевич предложил Хальтеру создать в России международный университет, чтобы учить демократии. Сахаров сказал тогда: "Демократия - это как апельсин: его не захочешь, пока не попробуешь на вкус!" И вот уже более 15 лет в основанном при МГУ Французском колледже Хальтер прививает российским студентам вкус к свободе: "Вы должны понять. Это дело времени. У нас во Франции 200 лет прошло со времен революции. Это красивая демократия, но не перфектная". Он учит тому, чтобы человека было слышно. Если у тебя есть голос, зачем молчать? Тем более в прямом эфире! Кричи, и тебя обязательно поддержат.

Сегодня