Крымское ликование. Реплика Александра Проханова

Крымская речь Путина в Кремлевском Георгиевском зале лишь отчасти была политическим деянием. Царило какое-то пасхальное ликование, воодушевление и просветление, которое случается иногда во время храмовой службы. У некоторых людей на глазах были слезы. А имена бастионов, рот, полков, батарей и экипажей, которые золотом были выбиты на белом мраморе стен, они вспыхивали и сверкали, и казалось, что вся русская георгиевская слава ликует вместе с нами, слушая речь президента.

В самой речи было изобилие смысловых сгустков очень высокой концентрации. И хотелось каждый из этих сгустков расшифровать, прокомментировать, осознать не только интеллектом, не только разумом, но и чувством, но и сердцем.

Путин говорил о том, что Крым является ответом на беду, случившуюся с Советским Союзом в 1991 году. И когда он оценивал эту беду, он избегал и ни разу не употребил тех либеральных оценок, которые утверждали, что эта беда была неизбежна, что Советский Союз распался по какой-то глубинной закономерности. Нет, он умолчал об этом. И это предполагает, на мой взгляд, возможность по-новому исследовать беду 91-го года и оценить в державных категориях проблемы перестройки, проблемы ГКЧП, проблему беловежских соглашений и понять, почему Крым является столь ослепительным реваншем, который берет Россия перед ее губителями.

Путин очень важно и интенсивно высказался по поводу Косова, сказав, что после отторжения Косова от Сербии мир вступил в неправовую эру, что в мире больше не господствует примат международных соглашений, правовых уложений, даже примат концепции ООН, что мир благодаря американцам вступил в фазу хаотического произвола. В недрах этого произвола американцы взрывают государства, бомбят североафриканские страны, уничтожают режимы, производят государственные перевороты, будь то государственный переворот в Египте, нападение на Сирию или недавний государственный переворот в Киеве. Поэтому в условиях этого неправового мира, где господствует только сила, сегодняшняя Россия должна быть сильной, очень сильной.

Путин сказал, что русский народ является самым большим народом мира, который разделен, который рассечен. И говорил он это с горечью, упоминая Германию, где немецкий народ также с 1945 года был рассечен. Благодаря упрямой, упорной неторопливой работе произошло воссоединение двух половин германского народа не без помощи Советского Союза, не без помощи России. И в этом рассказе присутствовала убежденность, что и русский рассеченный народ преодолеет эту рассеченность и сольется со своими отломленными, не навсегда утерянными ломтями.

Он говорил очень глубоко и интенсивно об извечных противоречиях России и Запада, о той неприязни, о той глубинной русофобии, которая сопровождает веками западное отношение к России. Это волна, которую можно проследить в XVIII, XVII, даже XVI веке, что свидетельствует о глубинных противоречиях между Западом и Россией, не только геополитических, или политических, или династических спорах, а мировоззренческой разнице, где два мира по-разному осмысливают исторический процесс и исторические высшие смыслы.

Путин сказал, что ожидаемые Россией сложности и конфронтация с Западом, связанная с ущемлением в торговле, в экономике, в политической деятельности, быть может, в военной сфере, она будет скомпенсирована движением русского государства на Восток, к Китаю. И это дало возможность предположить, что китайско-российский военно-стратегический договор не является утопией.

Когда я слушал Путина, я думал, что эту крымскую победу, это крымское ликование должно сопровождать молитвенное и благодарное воздаяние тем героям, не дожившим до этого светлого праздника, баррикадникам Дома советов в 1993 году, героям двух чеченских войн, которые сложили головы за целостность российского государства. И еще я думаю, что теперь у России будут нелегкие времена, и России предстоит схватка мировоззренческая, политическая, экономическая с очень сильным и мощным, опытным противником. И поэтому русскому народу надо внутренне мобилизовать себя, духовно сконцентрироваться, образовать вокруг нашего государства плотное единство, ибо государство российское является интегральной формой народного волеизъявления, которое обеспечивает нашему народу способность действовать и жить в русской истории и в русском времени.

Когда мы выходили из Георгиевского зала, мне тоже показалось, что вот эти огромные хрустальные люстры, висящие в этом многомудром зале, видевшем Бог знает, что на своем веку, эти люстры вспыхнули, как ослепительное солнце. Всего вам доброго.

Сегодня