Андрей Костин: население сможет свободно покупать наличную валюту

Андрей Костин: население сможет свободно покупать наличную валюту

Отрицать, что западные санкции действительно повлияли на экономическую ситуацию в России, было бы нелепо. С точки зрения рядового потребителя, самым неприятным звоночком стала, конечно, блокировка карт Visa и MasterСard банка "Россия". Намек ли это всем остальным? Конечно. Материализуется ли он? Не факт. Скорее, нет. Но готовым надо быть ко всему.  Неудивительно, что эта тема звучала громче остальных на ежегодном съезде Ассоциации российских банков. Самым резонансным в этом смысле стал доклад президента банка ВТБ Андрея Костина. Он подробно объяснил, как на эти санкции следует реагировать. Костин не скрывал, что США настроены серьезно, и даже назвал действия с их стороны холодной войной в финансово-банковской сфере. Но, с другой стороны, для России это — возможность раз и навсегда избавиться от долларовой зависимости. Так кто же и как будет избавляться? Об этом Андрей Костин рассказал в интервью "Вестям в субботу".

- Андрей Леонидович, люди хотят прежде всего, конечно, хотят узнать про рубль и доллар. Это действительно очень важно. Однако начнем с темы, на первый взгляд, несколько отвлеченной, — с создания Национального рейтингового агентства. Странная история. В платежном балансе российских компаний за две недели ничего не изменилось. Все те же  экспортно-импортные потоки. Но вдруг международные рейтинговые агентства, в том числе американские, называю вещи своими именами, ставят негативный прогноз. Чистая политика. Это понятно. А что можно сделать?

- Думаю, создание Национального рейтингового агентства стоит на повестке дня независимо от нынешней ситуации.

- Мы говорим об этом не менее трех лет, кажется?

- Да. Я только хочу сказать, что это намного упростило бы работу российских банков и создало бы правильную систему в области кредитования, потому что сегодня многие российские компании, взять, в частности, весь оборонный комплекс, в силу того что рейтинговые агентства являются иностранными, не рейтингуют себя. И из-за этого каждый банк обязан и для собственных нужд, и для нужд в кредитовании делать эти рейтинги. Конечно, создание рейтингового агентства с высокой репутацией в России способствовало бы тому, что эта работа была бы упорядочена. И те же банки, и те же компании могли бы пользоваться этим для того, чтобы обеспечивать регулярное кредитование. Что касается рейтингового агентства для международных целей, скажем, международных заимствований, я все-таки здесь, скорее, сторонник создания альтернативных международных агентств.

- Россия с кем? С Китаем?

- Думаю, что это вообще могло бы быть на базе каких-то международных договоренностей, скажем, в рамках G20. Можно на базе БРИКС создать. Это был бы более широкий формат. Сейчас мало кто помнит, но есть в России такой банк -  Международный инвестиционный банк (МИБ). В свое время учреждение СЭВ.

- Совет экономической взаимопомощи соцлагеря.

- Доживший до сих пор. И туда сейчас входят четыре государства НАТО. Устав зарегистрирован в ООН, есть даже международный иммунитет.

- Это готовая площадка.

- Если есть зарегистрированный международный банк с уставом в ООН, то, в принципе, рейтинговые агентства могут быть при любом международном экономическом органе. Сегодня многие к этому идут, даже европейцы, которые создают свое европейское агентство, не будучи удовлетворенным, наверное, той работой, которую сегодня предоставляют американские агентства.

- Мобилизация соцлагеря — это, действительно, готовая история.

- Вы правильно упомянули Китай. Можно и с ним тоже объединяться. Нет никаких проблем.

- Это был вопрос, скорее, для менеджмента. Хотя на самом деле за тем, что мы сейчас обсуждали, стоят миллионы рабочих мест в России. Все видели, что случилось в случае с Visa, MasterCard и банком "Россия". Логическим продолжением этого, конечно же, является создание Национальной платежной системы. Прецеденты есть. Например, в Аргентине, Японии, Китае. Тем не менее, как это создать? Будет ли — это очень важный для многих вопрос — такая российская карточка работать за рубежом?

- У этого вопроса есть несколько аспектов. Первое, над чем мы сейчас работаем, и крупнейшие банки уже начали активные консультации, — это объединение уже существующих наших собственных расчетных систем, так называемые межхостовые соединения, которые позволят в течение  одного-двух месяцев создать систему, когда уже выпущенные карточки будут работать во всех терминалах всех ведущих российских банков,  не выходя при этом за рубежи нашей родины. Внутри страны это можно сделать. И это покроет примерно 90% платежей, которые наши граждане ежегодно совершают. Это можно сделать буквально в срок до двух месяцев.

- Ничего не переделывая?

- Да.

- Не выпуская новые карты? Существующие просто будут работать?

- IT-систему просто соединить, сопоставить вместе. Эту задачу, мы считаем, нужно решать в любом случае, независимо от дальнейших решений.

- То есть потребитель даже ничего не заметит? Он будет приходить к тому же банкомату, набирать тот же pin-код?

- Все банкоматы всех банков будут совместно работать.

- Взаиморасчеты между собой?

- И те же самые покупки, и так далее. Второй этап — это создание национальной платежной системы на базе нового самостоятельного расчетного центра. Эта задача более долгосрочная, но, думаю, в пределах полугода ее можно решить. Это будет система, которая будет работать опять же внутри страны на базе собственного расчетного центра.

- И будет не зависеть от того, что кто-то не нажимает кнопку?

- Да. Другой вопрос — это признание за рубежом. И здесь есть разные ходы. Можно попытаться объединиться с китайской системой Union Pay, которая уже давно разработана.

- Также японская JCB.

- Да.

- У Аргентины есть своя платежная система.

- Япония все-таки нет, потому что она тоже присоединяется к разного рода санкциям.  Китайцы в этом плане все-таки понадежнее. И они продвинулись сегодня значительно за пределы Китая, в том числе в Великобританию, правда, далеко не во всех точках.

- Но все же чаще попадается наклеечка "Visa, MasterCard".

- Это правда. Поэтому этот вопрос назрел сегодня. Это вопрос защиты интересов наших граждан, потому что они ни в чем не виноваты, но могут оказаться в очень неудобной ситуации. И таким образом надо избегать этих возможностей.

- Но Visa не исчезнет?

- Я думаю, нет. Нам самим не нужно вставать на путь самоизоляции, а то можно сделать то, что сторонникам антироссийских санкций не удалось сделать. Поэтому нам нужно сохранять те отношения, которые есть. Есть все основания считать, что эта работа может быть продолжена успешно. Но альтернативу и конкурентоспособность в этом вопросе надо всегда иметь.

- Теперь самое важное — судьба рубля. Начнем с такой глобальной темы, как ваш призыв перевести торговлю российскими нефтью и газом как наиболее экспортным товаром в рубли. То есть французы будут платить нам не долларами или евро, а рублями. Откуда такая идея?

- Она вытекает из истории расчетных систем, которые существуют с послевоенного времени. Вы знаете, что в конце войны была создана Бреттон-Вудская система. Она базировалась исключительно на долларе, и это отражало ту экономическую ситуацию в мире, которая сложилась.

- Перед тогдашней американской дипломатией надо снять шляпу. Они "пробили" свою национальную валюту как мировую расчетную.

- Это правда.

- Это грандиозный успех на многие десятилетия.

- Да. Но мы знаем, что экономика Европы была в руинах, как и России, и Японии — не было конкуренции. Но в середине 70-х годов эта система изжила себя. Почему? Прежде всего потому, что появились другие центры экономической силы, например, Япония, Европа. Для безналичных расчетов появился экю в конце 70-х годов. Доллар перестал доминировать, и расчеты стали вести в европейских валютах, в йенах. Это период примерно в 32 года. Прошло еще тридцать пять лет, и мир изменился. Если тридцать лет назад 80% ВВП производили США, Европа и Япония, то сегодня — только 50%. Остальные 50% производят другие страны. Это объективная реальность и в мировой торговле, и в мировой экономике, и это должно найти отражение и в платежных, и в расчетных системах. Я считаю, что в этой связи такие валюты, как юань и рубль, должны получить свое место в системе международных расчетов.

- Мне как россиянину это льстит. Но я ставлю себя на место люксембургского покупателя, которому нужно купить какое-то количество российской нефти. Откуда ему взять рубли, чтобы России заплатить за ее нефть?

- Недавно глава Китая Си Цзиньпин провел переговоры с Ангелой Меркель. Один из вопросов, по которому была достигнута договоренность, — создание  расчетного юаневского центра во Франкфурте.

- И в Лондоне он вел такие же переговоры.

- Да. Кстати, сегодня юань куда менее конвертируем, чем рубль. Я позвонил руководителям трех крупнейших  российских компаний — Миллеру ("Газпром"), Сечину ("Роснефть") и Чемезову ("Ростехнологии"). И все сказали, что они готовы к этому, хотя у каждого была своя позиция, как это делать, каковы сроки и так далее.

- И это насытит нашу экономику нашими же рублями?

- Это даст толчок и экспорту, и импорту,  а также развитию банковского сектора. Это в определенной степени будет гарантией того, что если кто-то когда-то захочет применить санкции, как это было с Ираном, в отношении нас, то у России  все-таки будет определенная степень защиты.

- На это возникло две "пугалки". Первая из них — про Венесуэлу. Чавес под очень такими красивыми лозунгами обязал  компании, которые получают валютную выручку, немедленно продавать ее Центробанку и действовать только в национальной валюте. И это привело к плачевным следствиям в Венесуэле, причем для потребителей. Сейчас там невозможно купить даже билет на самолет, потому что нет конвертации. Вы знаете, о чем идет речь?

- Я был в Венесуэле. Могу себе представить.

- Вы такое не предлагаете?

- Нет, речь об этом не идет, конечно. Речь не идет о действующих контрактах, которые не предусматривают такие платежи. Это, конечно, вопрос абсолютно добровольный как для экспортеров, импортеров российских, так и для наших западных или восточных партнеров. Но, согласитесь, что платить из Казахстана в Россию в долларах очень странно.  Через Нью-Йорк это иногда странно. Также странно расплачиваться в долларах, скажем, за военную продукцию, которую мы поставляем в соседние страны. Возникают и  другие вопросы, и регулирование Центрального банка. И вообще там много проблем для Центрального банка. Это сложная техника. Сейчас мы движемся к тому,  что мы создали  общее понимание того, что в ближайшее время надо садиться банкам, крупным экспортерам, Центральному банку и представителям правительства и эту тему  обсуждать уже в конкретных вопросах.

- Вторая "пугалка". В данном случае сошлюсь на Кудрина, не последнего человека в финансовом мире. Он обращает внимание, не ставя, кстати сказать, под сомнение ваше предложение, на одну тонкость. Рубли уже есть в обменниках в Лондоне и Париже, Риме и Марселе. Чтобы иностранцам купить  их, им надо обращаться на Московскую биржу. Кудрин предполагает, что иностранцы, которым потребуются рубли, чтобы купить российскую нефть,  будут сознательно расходы на покупку валюты "вешать" на российскую сторону, таким образом делая товар дороже.

- Мы недавно впервые размещали наши акции на Российской фондовой бирже — 102 миллиарда рублей. До этого нас всегда пугали, что надо идти в Лондон, что сюда не пойдут, что будет дорого, что мы заплатим за это премию. Ничего подобного!

- То есть те иностранцы, кто пришел, купили рубли и ваши акции?

- Пришли и сделали. Да. Безусловно, надо все считать, надо на все смотреть. Но если мы не будем ставить амбициозные задачи, которых нам надо достичь, мы их никогда не решим. Поэтому, мне кажется, время начинать сегодня определенно пришло.

- Я шел с вершины пирамиды по вопросам и  дошел до совсем, что называется, "народного": что с кредитами в валюте? "Сбербанк" уже перестал их выдавать. Вы выдаете кредиты в валюте?

- Мы выдаем. Но здесь вопрос, скорее, в том, как защитить наших заемщиков от потенциальных потерь.

- Их немного, этих кредитов, осталось — 3-4%.

- Немного. В свое время ряд банков выдавал своим клиентам средства в йенах, швейцарских франках... Потому что там были очень низкие ставки — 2-3%. И многие на это купились. А когда швейцарский франк вырос в два раза, то все прослезились. Поэтому я  всегда даю совет заемщикам: если у вас нет постоянного источника доходов в долларах, не берите долларами.

- Сейчас все в рублях стали брать.

- Да, у нас подавляющее большинство кредитов для населения в рублях. В валюте тоже можно предоставить, но, повторяю, надо прежде много раз подумать. Источники доходов и заимствования должны совпадать.

- То есть валютные кредиты останутся? А там уже самим банкам решать, оставлять или нет?

- Думаю, что останутся.

- То есть валютный рынок, согласно вашим предложениям, никуда не денется? Пошел, купил, сколько нужно, долларов, евро  — это все остается?

- Да, безусловно. Это наше большое завоевание. Отказываться от этого было бы неправильно, как, в принципе, я не предлагаю и отказ от ограничения капитальных операций для компаний, которые приходят сюда. Речь об этом абсолютно не идет. Речь идет о том, что наряду с расчетами в долларах нужно внедрять и расчеты российского рубля. Кстати, в перспективе это может создать и основу для того, чтобы рубль стал резервной валютой хотя бы в региональном плане.

- Не только конвертируемой, какой он уже является, но еще и резервной?

- Да, безусловно. Я думаю, для стран постсоветского пространства, для наших основных торговых партнеров, это вполне реально.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере