Эдвард Фенек Адами: сегодняшний Альянс - это пережиток прошлого

В этом году — 25 лет, как после саммита Горбачев — Буш на Мальте было торжественно объявлено: холодной войне и вообще противостоянию — конец. Эта годовщина, как и предстоящий юбилей перестройки, очень знаковые. Про саммит на Мальте стоит напомнить, что он состоялся на борту советского теплохода "Максим Горький", к которому Буш спешил, несмотря на то что в те дни у берегов Мальты разыгралась чудовищная буря.  Сегодня в этой бухте мальтийцы построили шикарный контейнерный терминал. Также установлен памятник, на котором на трех языках четко написано: "Конец холодной войны". Но так ли это?

Когда Михаил Горбачев мог впервые задуматься о неадекватности мирового порядка? Сопоставляя его тогдашние передвижения, можно сделать удивительное открытие.  Итак, на Мальту к Бушу чета Горбачевых прилетела в 1989 году со встречи с Папой Римским в Ватикане, то есть в Риме. И вот по пути из Рима на Мальту самолет советского лидера обязан был лететь по воздушному коридору, проходящему не просто над островом Сицилия, а над предместьями Палермо, где в далеком 1971 году чета Горбачевых впервые оказались за границей вообще, — были тогда такие путевки в капстраны для высших партийных функционеров.

"Вести в субботу" нашли тот отель, где в 1971 году останавливались Горбачевы. Называется Città del Mare. Тогда — гостиница-кооператив социалистов. Сегодня — в частном владении, и, кстати, весьма популярна у россиян. Менеджер  Алессандро Монтуори открыл дверь комнаты, где тогда жили Горбачевы. Номер весьма скромный, если, конечно, не считать шикарного вида, который открывается с балкона. Впрочем, со слов самого Горбачева известно, что ему в этой сицилийской гостинице запомнилось не меньше.

Чета Горбачевых очень тепло вспоминала амфитеатр. Он был специально построен для того, чтобы устраивать ежевечерние представления. В частности, в этом отеле есть фирменный номер, как встречаются представители разных национальностей.

То, что к 80-м годам прошлого века противостояние СССР и США приобрело черты уже полного абсурда, бесспорно. Отдельный вопрос — так ли уж изящно были разрешены эти противоречия на том самом саммите у Мальты? Но вот то, что именно она была выбрана как место для решающей встречи лидеров СССР и США, глубоко символично и тогда, и сегодня. Подтверждение этому — недавние события.

Древний остров Мальта помнит, конечно, очень многое: и античные времена, и Средневековье, когда здесь высадились рыцари-крестоносцы, и краткое покровительство со стороны российского императора Павла, и французский десант, и британскую колониальную эпоху. В последнем случае Мальта проявила себя как образец лояльности. Недаром, вопреки стереотипам, на ее флаге не мальтийский крест, а крест британского ордена Святого Георгия. Остров получил его за героическое сопротивление фашистам в годы Второй мировой. Но потом все резко поменялось.

И вот — парад в честь уже 35-й годовщины вывода с острова не только остатков британских войск, но и средиземноморского командования НАТО. В известном смысле при первых признаках еще только "разрядки" Мальта стала одной из первых стран, которая немедленно попыталась вырваться из "порочного круга" глобального противостояния, обрести внеблоковый статус.

Конечно, Мальта и Украина — две большие разницы, но не такие уж и большие. Стратегическое положение Украины между Россией и Западом не так уж и отличается от Мальты как центра стратегического Средиземноморья. К тому же Мальта "висит" еще и между Европой и неспокойной Африкой. Тем не менее, Мальта предпочла не играть ни в какие военно-стратегические игры, а заняться экономикой и построила экономику первоклассную. Вот именно такой, первоклассной, она только и подала заявку на членство в Евросоюзе, куда, не спеша, вошла только в 2004 году.

На тот момент президентом Мальты был Эдвард Фенек Адами — европейский политический супертяжеловес и долгожитель. Это он в 1989-м принимал на Мальте Буша и Горбачева еще в свое первое премьерство, а с тех пор на постах премьера и президента своей страны провел в общей сложности 20 лет. Попросив его поделиться воспоминаниями о 1989 году, "Вести в субботу" не могли не отвлечься и на сегодняшние реалии.

- Господин Адами, в последние 15 лет большинство европейских стран стремятся к интеграции с ЕС или НАТО. Вы в этом плане явно выделяетесь. Как вы относитесь к новым европейским государствам, которые мечтают о присоединении к НАТО вместо того, чтобы попытаться применить ваш удачный опыт?

- Я считаю, что сегодня для всех очевидно, что присоединение к НАТО, — это ошибка. Альянс действительно играл важную роль во время холодной войны. Но НАТО сегодня, на мой взгляд — это пережиток прошлого, лишь бледная тень того, каким он когда-то являлся.

 

- Мы сегодня действительно живем в другом мире. И этот мир быстро меняется. Мальта  — один  из самых древних островов в Европе, о котором было принято считать, что он строго католический. Но сегодня местные газеты, например, пишут об однополых партнерствах. Где мы вообще?

 

- Мы же не отрезаны от мира. Мы являемся его частью. Так что традиционные принципы, которые часто ассоциируют с христианством, всегда будут сильны в нашей стране. Но мир меняется, и Мальта — часть этого нового мира. Сейчас ходит много разговоров об однополых партнерствах, но мы — часть этого мира, этот факт невозможно отрицать.

 

- В связи с этим возникает философский вопрос. Есть новые веяния европейской политики, которые, конечно, надо уважать. Но они возникли не сами по себе, не на самом острове, а в других частях Евросоюза. И хотя, конечно, не хочется говорить в таких выражениях, но получается, что ЕС заставляет те свои страны, которые не так либеральны, принимать этот политический курс. Разве это честно?

 

- Это нечестно, но так получается. Не думаю, что это происходит на Мальте. Не могу согласиться с тем, что Евросоюз навязывает либерализацию или что-то вроде того. Но Мальта — часть этого мира ,и нам придется научиться бороться с дурным влиянием.

 

- Где эта тонкая грань между коллективной волей и собственным суверенитетом?

- Что Вы имеете в виду под "коллективной волей" и "суверенитетом"?

- Я говорю о влиянии глобального, в данном случае европейского сообщества, на политику страны, которая привыкла к своим традициям.

 

- На мой взгляд, в этом смысле Мальте повезло. Сложно привить стране чуждую ей политику, когда практически все ее граждане знакомы лично. Мы стараемся держаться вместе, потому что верим в наши традиции, которые и сделали нашу страну такой, какая она есть.

 

- Сейчас, мы, русские, несколько "помешаны" на украинской теме. В связи вспомнился один разговор с чиновником из ЕС, представителем небольшой европейской страны, которая уже давно вошла в Евросоюз. Это была женщина, венгерка,  и она сказала, что была поистине шокирована тем, как украинцы вели переговоры всего-то об ассоциации. Венгры переговоры по вступлению в ЕС вели в течение многих месяцев. На что-то приходилось соглашаться, но от чего-то и отказываться. Украина в этом смысле, особенно если говорить об экономической части соглашения, просто сдала свои позиции. В Киеве сказали так: "Все, мы ваши, забирайте". На ваш взгляд, как правильно вести переговоры с ЕС?

 

- Я помню, как мы сами вели переговоры, которые, к слову, дались нам нелегко. Экономика у нас развитая, но ее печальной особенностью является и то, что нам всегда очень многое приходится завозить на остров, импортировать. Переговорный процесс занял время.

 

- Месяцы, годы?

- Годы.

 

Сегодня