Перемирие в Славянске оказалось ложью

Не прошло и трех дней с момента, когда "четверка" по Украине — США, ЕС и Россия плюс новые киевские власти — достигла в Женеве соглашения по деэскалации, а вместо того чтобы разоружать незаконные формирования националистов, "Правый сектор", "Тризуб", Киев довооружают их. Вместо отказа от насилия бросает отморозков в бой. Как результат — киевские власти "растоптали" Женеву. Со специальным заявлением по горячим следам перестрелки в Славянске выступил МИД России, потребовав неукоснительного исполнения женевских договоренностей.

Ночь на Святое воскресенье в Славянске оставила лишь новых раненых и убитых. Это очередной отряд "Правого сектора" пытался устроить проверку боеготовности силам самообороны. Обещанное властями к Пасхе перемирие оказалось ложью. Когда над городом только зазвучал колокольный благовест, четыре джипа подъехали к баррикаде у села Былбасовк, что недалеко от Славянска. Прозвучала стрельба. Погибли четыре жителя Былбасовки, в том числе и отец Максима Руденко. По словам односельчан, он был хорошим мирным человеком.

Остальных закидали бутылками, но они смогли скрыться. На помощь подоспели ополченцы из города. Пустились в погоню. Двух из нападавших убили. При них были ручной пулемет, документы на киевлянина Михаила Станиславенко и визитки Яроша — лидера "Правого сектора". А еще были боеприпасы и взрывчатка иностранного производства. К Пасхе готовились основательно.

Небольшой городок на севере Донбасса ощетинился баррикадами и артстволами отобранных у киевской власти бронетранспортеров. Славянск — город на соляных шахтах. Местные называют его Славенском и вспоминают легенду о том, что здесь останавливалась Екатерина Великая проездом в Крым. Теперь это — центр вооруженного восстания и борьбы за федерализацию Украины.

Город начинает испытывать первые трудности от блокады. Для безопасности закрыты школы и детсады. Киев не перечисляет пособия на детей. У банкоматов собираются горожане — невозможно получить наличность. Постоянно идут сообщения, что на город движутся танки. Ополченцы мечутся между баррикадами, перебрасывают на них запасы с коктейлями Молотова. Разворачивают маршрутку с горожанами, просят всех выйти, но пассажиры отважно соглашаются ехать на линию обороны вместе с огнеопасным грузом.

На окраине Славянска завязался бой. На блокпосту у комбикормового завода слышна стрельба — со стороны города здесь пытались прорваться бойцы так называемой Национальной украинской гвардии. Они туда просочились несколькими днями раньше.

После одного такого рейда в окрестностях Славянска с оружием в руках попал в плен активист "Правого сектора" 19-летний Виталий Ковальчук из Винницкой области. "Я не думал, что все будет по-настоящему, а тут война. Не так, как на Майдане. А оружие мне для самозащиты нужно, а не для нападения", — сказал Ковальчук.

Виталик напуган и похож на загнанного зверька — во дворе здания СБУ он увидел своего товарища из "Правого сектора", который уже никогда не вернется домой. "Пожалуйста, помогите, я не хотел никому зла, я не стрелял", — говорит он.

Слишком поздно пришло понимание того, что ехать на Восток с оружием чинить расправу над соотечественниками было большой ошибкой.

"Им можно воевать с оружием, а нам нет? Они первые разграбили склады и начали лезть на нашу территорию. Нам пришлось защищаться", — говорят бойцы местной самообороны.

Пират с берданкой и позывным Тор — коренной житель Славянска — с воодушевлением принял женевские соглашения о немедленном разоружение. "С удовольствием сложу свое оружие, но только после того, как сложит Западная Украина и начнутся мирные переговоры за федерацию", — признается он.

В центре — спокойно. На центральной площади ходят патрули самообороны. Мамы с детьми кормят голубей. "Город надо защищать. Почему киевская власть довела до такого? Пораньше надо было этот референдум проводить", — считают местные жители.

Здание Горсовета — в баррикадах из мешков с песком. На третьем этаже кабинеты свергнутой главы Славянска Нелли Штепы обживает "народный мэр" Вячеслав Пономарев. Он — бывший директор швейной фабрики и член общественного антикоррупционного комитета. Сейчас озабочен тем, как обуздать народную вольницу на улицах. "Я уже отдал приказ прекратить торговлю спиртным с 20 до 10 утра в связи с создавшимся положением", — сказал Пономарев.

Славянск получил собственную бронетехнику — забрали у украинской армии. Пономарев говорит, что это была целая операция. "Мы отслеживали колонну. Мы контролируем вокруг города практически всю ситуацию", — отметил он.

Резервисты, которых срочно призвали в 25-ю аэромобильную бригаду под Днепропетровском, с трудом понимали, где они находятся. "Сели на рассвете на броню и сюда приехали. Сами мы не ожидали, что здесь окажемся. До последнего не знали, куда едем. Все это надоело уже, сами не знаем, что происходит. Мы не будем ни при каких обстоятельствах стрелять. Мы на стороне народа", — говорят они. После переговоров с ополченцами колонна бронетехники ушла в Славянск под российским триколором.

Украинские власти потом рассказывали про военную хитрость, дескать так, под российским флагом, десантники проникли в город. А на самом деле резервисты просто отказались воевать за майдановское правительство и честно сдали бронетранспортеры вместе с другим оружием народу.

Солдат накормили и дали денег на обратную дорогу. Власти встретили десантников обвинениями в измене родине и уголовными делами, а тех, кто решил остаться с ополченцами, объявили в розыск.

Украинские генералы и вовсе потеряли голову. Началась охота на ведьм с вертолетов. Под деревней Сергеевка высадился десант и открыл огонь по своим солдатам, которые ремонтировали отставший от колонны бронетранспортер, — решили, что они тоже предатели. Ранен местный житель Александр Воронков. В больницу к нему приходили следователи и просили написать заявление, что он претензий к военным не имеет.

Скорее всего, это были бойцы национальной гвардии, они уже заработали здесь репутацию карателей, безжалостна давя безоружных людей бронетранспортерами и в упор разряжая автоматы над их головами.

Это не Вьетнам 60-х. Это современная Украина, которая так стремится в Европу.

Сегодня