"Правый сектор" не давал тушить пожар в Доме профсоюзов

Одесса погрузилась в трехдневный траур. Более 40 человек погибли в городе 2 мая. Большинство из них радикалы сожгли живьем. Произошедшее в Доме профсоюзов можно назвать геноцидом. Людей заперли в здании, которое подожгли специально подготовленными бутылками с зажигательной смесью.

Подожженный боевиками "Правого сектора" Дом профсоюзов в Одессе — в оцеплении милиции. Внутри работают пожарные криминалисты и следователи. Коктейли Молотова, файеры, светошумовые гранаты — карательный марш боевики "Правого сектора" начинают на Греческой площади Одессы. По майдановскому сценарию хорошо экипированные радикалы забрасывают прохожих и сторонников федерализации камнями, затем в ход идут дубинки и железные прутья.

Еще в начале противостояния становится очевидно, что силы не равны: 500 ополченцев против полутора тысяч боевиков. Раненых ополченцев, которые пытались покинуть место столкновения, каратели жестоко добивали прямо на асфальте. У погибших забирали ценные вещи. Уличные бои проходили по всему центру города, в качестве баррикад использовались припаркованные автомобили и мусорные баки.

Сотрудники спецподразделений милиции пытались живым щитом отгородить ультранационалистов, но радикалы обливали их сначала из брандспойта угнанной пожарной машины, а затем коктейлями Молотова. Первые погибшие и сотни раненых появились еще в начале противостояния. Это огнестрельные ранения, черепно-мозговые травмы и переломы. Многим помощь оказывалась прямо на улице.

Беспорядки в Одессе продолжались до позднего вечера. Радикалы загнали ополченцев в местный Дом профсоюзов и подожгли здание. Боевики не давали пожарным тушить огонь. В это время внутри находились сотни людей. Многие из них погибли от угарного газа. После карательной операции радикалы разгромили палаточный лагерь противников Майдана.

В результате столкновений в Одессе погибли 37 человек, около 200 получили ранения, в том числе более двадцати милиционеров. В городе объявлен трехдневный траур.

До самого утра на крыше Дома профсоюзов оставались люди. Спуститься не могли — опасались огня и дыма, а также дежуривших внизу радикалов.

Сегодня