116 человек заживо сожжены фашистами в Одессе

Появилась информация, что жертвами одесской Хатыни — так называют трагедию второго мая в Доме профсоюзов — стали, по меньшей мере, 116 человек. Кто был сожжен заживо, кто задохнулся в ядовитом дыму, кто разбился, выпрыгивая из окон горящего здания, кто получил смертельное ранение в голову. Сегодня прошли первые похороны.

В то время, как Одесса оплакивает убитых, глава СБУ Наливайченко требует подавить протесты сторонников федерализации за несколько дней, а глава МВД Аваков направляет батальон особого назначения "Киев-1" чтобы "помочь Одессе в эти непростые дни". Рассказ о самых страшных днях со времен фашистской оккупации.

"Немцы, наверное, так не делали. Есть мать у него, мать у него есть???" – негодует женщина внутри сгоревшего Дома профсоюзов.

А матери, братья, родные тех, кто не выбрался из Дома профсоюзов, бродят по его черным от копоти коридорам. Ничего не ищут, даже фрагментов одежды не осталось. Что не сгорело, то вынесли. Просто смотрят, чтобы запомнить, в каком аду погибали их близкие.

Одесса сегодня хоронит тех, кто вырвался на воздух и все равно не выжил. Дубинки и прутья мало кому дали шанс. В некрологе депутата областного совета Вячеслава Маркина напишут: "Второго мая забит до смерти на Куликовом поле".

Его провожают люди, которых Киев называет сепаратистами, но чаще — колорадскими жуками, а с ними какие разговоры? Они стоят только пламени. И тот, кого это пламя не убьет, кто не разобьется, выпрыгивая из окон, кто не выбежит под дубинки карателей, пусть задохнется от ядовитых паров. Ампулы, которые бросали в окна вместе с коктейлями Молотова, до сих пор находят в Доме профсоюзов.

"Был какой-то газ, от которого просто невозможно было дышать. То есть, дыхательные пути забивались до такой степени, что люди просто теряли сознание. Чувствовался не угарный газ — это действительно какое-то удушье просто было. Или выкуривали, или хотели, чтобы мы задохнулись и сгорели", — рассказывает один из немногих выживших по имени Юрий.

Врачам понять происхождение газа проще. Они говорят — многие погибли, не получив никаких ожогов кожи, у них сгорали легкие.

Слушать свидетельства людей почти невозможно. Понять, как такое возможно в городе-герое Одесса, еще сложней. А ведь это рассказы выживших. Что чувствовали те, кто не смог? Этого никогда не узнать.

"Нас повалили на пол, всех мужчин, сказали: "Всем лежать!" Начали бить битами по голове и битами по спине. Мы уже просто не знали, что делать. Потом нас на коридор вывели на пожарную лестницу и через задний ход. И нас кинули в лужу, и в луже нас битами еще боевики "Правого сектора" продолжали добивать", — сообщает в подробностях один из чудом выживших, который лежит в переполненной палате.

В Одессе не верят официальным цифрам, согласно которым погибших сорок шесть. Трупы пересчитывать начали те, кто убивал. Кто, кроме них, мог тогда попасть на пепелище? Считали - как зарубки на прикладах ставили.

Тела убрали, выветрился дым, сквозняки гуляют по этажам Дома профсоюзов, где каждая ступенька стала могильным камнем. Арсений Яценюк сюда не пришел ни с цветами, ни просто помолчать. В Одессу он приехал, чтобы поменять руководство местного МВД, того, чьи два десятка сотрудников сейчас тоже в больницах.

Проверить лояльность нового начальника евромайдановцы двинули ближе к ночи. Очередным маршем по улицам притихшего города. Не меньше тысячи боевиков "Правого сектора" уже прибыли в Одессу из Днепропетровска. Видимо, в помощь им в городе сейчас создается новое вооруженное формирование — совершенно официально. Задача – обеспечить порядок в городе. Но для него вряд ли вот это будет считаться беспорядками. От МВД радикалы отправились на пустое Куликово поле. И отпраздновали победу. Водрузили у цветов и икон на пепелище украинский флаг, а тот, что сорвали, сожгли.Огня 2мая, видимо, не хватило. Образумят ли похороны город у моря, который привыкает жить от панихиды до панихиды?

Сегодня