Сюзани: вышитое иглой

Фото: Антон Агарков

-Эй! Вы хотите узнать побольше о сюзани?

Нас окликнул худощавый, лет сорока мужичок с морщинистым лицом и искренними глазами. Сюзани — вышивку гладью, мы уже видели не раз, но с мнениями об этом древнем ремесле в Узбекистане полный разброд. Одни считают, что это ремесло молодое, и прошлого у него нет. Другие считают сюзани чем-то, что пришло из глубины веков, но по пути растеряло всякий смысл. Естественно, мы хотим узнать побольше о сюзани.

Мужичок увидел, что мы колеблемся, и решил дожать туристов:

-Меня зовут Дилшод. Заходите в мою комнату. Осторожно, очень низкая дверь, — мужчина прикрыл жилистой рукой избитую неосторожными головами притолоку низкой двери, — Это же древняя медресе Улугбека. Когда-то здесь жил учитель. Вот ниши для книг, вот место для очага — оно было только в учительских комнатах. А теперь здесь живу я и рассказываю всем об искусстве сюзани.

И действительно, со времен арабских мудрецов комната порядком изменилась — теперь ее стены полностью завешаны разноцветными вышивками.

-А что вы вообще знаете о сюзани?

Мы искренне признаемся, что почти ничего. Вышивание шелком обычно по белому холсту, стежок как в глади, орнаменты традиционные. Ну и то, что сюзани — это вообще-то девичье приданое и одна из многих причин приехать в Узбекистан.

-Уже неплохо. У меня тут очень много сюзани, самых разных. Это действительно вышивка шелком, дословно переводится как «вышитое иглой». Посмотрите, сколько стежков, сколько тут работы!

Работы и правда много. Полотно длиной не меньше трех метров плотно покрыто вьющимися узорами, сложными геометрическими формами и орнаментами, отдаленно напоминающими растительные. В те времена, когда это вышивали, все имело смысл, сегодня практически забытый. Дилшод — один из тех, кто помнит толкование вышитых символов, еще более ранних, чем медресе XV века, в котором мы встретились.

-Такие вышивки делают в Таджикистане, что-то подобное шьют в Иране. В Узбекистане такие вышивки делают только в четырех местах — в Нурате, Бухаре, Шахрисабзе и Самарканде. У нас очень мощная школа, много чего сохранилось, и мы этим гордимся. Местную сюзани можно всегда отличить по солнцу в центре. Но это не просто солнце. Точка посередине — это семья. Ее оберегают три концентрических солнца. Красное — огонь, коричневое — земля, и белое — воздух. Есть еще вода, но здесь воды мало, беды от нее никогда не видели, а значит и поклоняться ей было незачем. Дальше идет орнаментальный круг из черных и белых завитков — это день и ночь. По углам три орнаментальных треугольника — это обереги, тумары. Ну а снаружи небо с облаками и звездами. На старых вышивках мастерицы вышивали рога барана , или гадов всяких — лягушек, змей, пауков. Специально, чтобы отпугнуть злые силы.

В Узбекистане не принято об этом говорить, но сюзани пришло к нам из далекого прошлого, когда местные жители исповедовали зороастризм, поклонение огню. Здесь вообще не любят, в том числе на государственном уровне, вспоминать, что до мусульманства на этой территории была какая-то другая религия. И все же следы культа огня дошли до наших дней. И в сюзани эти следы особенно заметны, если знать, куда смотреть. Треугольники-тумары напоминают двух сцепившихся клешнями скорпионов, которые у зороастрийцев считались священными животными. Столь популярный в узорах символ плодородия гранат почитался у огнепоклонников священным — разломленный плод напоминал им тлеющие угли.

-Еще много чего интересного можно найти. Красный перец можно найти — тоже, кстати, символ огня. Но интереснее всего изображение маленького чайничка на вышивках. Точнее, чайником его называет абсолютное большинство самаркандких узбеков, — Дилшод продолжает экскурс в преднамеренно стертое прошлое, — Только на самом деле это масляная лампа, дающая свет и тоже напрямую связанная с огнем.

Все эти вещи девушка начинала вышивать в 12-13 лет. К свадьбе она должна была подготовить пять вышивок, каждая из которых заслуживает особого внимания. Молитвенный коврик джоинамос — вещь особенная, наступать на него кроме как во время молитвы нельзя. Пятиметровый джоидевол, который надо вешать под потолок. Небольшую вышивку на специальное семейное зеркало, в которое могли смотреться только молодые. Покрывало на постель руиджо ни в коем случае не дошивали с одной стороны, чтобы не прервать род. Ну и, наконец сюзани, которое должно было украшать стену. И хотя бы одна линия которого должна была быть не завершена — в знак того, что идеальную вещь может создать только Аллах.

-Молодая девушка почти все свое свободное время посвящала вышивке. По вечерам не гуляла по улице, а делом занималась. Получается, что к семейной жизни готовилась — становилась усидчивой и работящей. Когда-то везде так было. А теперь… Все эти сюзани, — Дилшод проводит рукой по пестрым вышивкам, — я нашел в маленьких кишлаках, в старых сундуках. Это все из того времени, когда люди были другими. Почти все, что сейчас вышивают, делают бездумно. Выбирают узор, который понравился, и вперед. А туристам потом всякие сказки про чайники рассказывают. Хотя нет, сейчас кое-где тоже вышивают с умом. Не здесь — в кишлаках, подальше от городов и туристов. Там еще не забыли.

Материал подготовлен в рамках экспедиционного проекта «Наследники степи», организованного при поддержке Вестей.RU и компании The North Face Russia. Следить за новостями проекта и смотреть уникальные фотографии из Центральной Азии мы можете на Вестях.RU, а также в группе экспедиции «Наследники степи».

Сегодня