Российские антисанкции стали катастрофой для европейских стран

Для национальных экономик Евросоюза ответные меры России — болезненный удар. Но есть государства, для которых разрыв торгово-экономических связей с нашей страной — просто катастрофа. Финляндия, Латвия, Литва, Эстония вовсе не собираются расплачиваться благополучием собственных фермеров за навязанную США политическую игру.

Литва. Страна, из которой текла самая широкая прибалтийская молочная река в Россию. Продолжая говорить языком образным, когда реку перекрыли, это привели к стихийному бедствию. Премьер-министр прервал отпуск, совещания на уровне президента. И пока, собственно говоря, никакого результата, кроме акции Минсельхоза "Покупай товар литовский".

Впрочем, сами литовцы как-то больше берут польское — точно дешевле, многие думают, что качественней. Хотя — тренд последних дней — со скидкой в 20-30% распродают товар в упаковках с текстами на русском языке, который развернули на границе или который просто никуда не уехал. Радость от таких скидок — если и есть — сиюминутная. Их обратная сторона: один крупнейший производитель молочных продуктов говорит о возможных увольнениях; второй — уже уведомил об этом биржу труда.

"Наш бизнес обвиняют, что мы работали с Россией. Но ведь с Россией работает весь ЕС. Это огромный рынок, самый близкий и самый прибыльный. Нашу продукцию в России знают, а в Европе никто не знает. Мы можем отвезти молочную продукцию на западные рынки, но мы хотим её ещё и продать. Евросоюзу необходимо понять, что наши страны — это буферная зона. Европа должна обратить внимание на этот факт и создать немного иные условия торговли с Россией для наших стран", — говорит председатель Сельскохозяйственной палаты Литвы Андреюс Станчикус.

Двигатель у рефрижератора работает уже несколько суток, холодильник нельзя отключать ни на минуту — внутри груз итальянского винограда, который завернули на границе в Смоленской области. Перевозчик — транспортная компания из Вильнюса — вынуждена ждать, когда поставщики вернут деньги российским заказчикам. Только тогда виноград, едва ли сохранивший товарный вид, вернут обратно. Одной солярки — на сто евро в день. У компании — двадцать фур, которые теперь все стоят на приколе.

"Бизнес любит тишину. И там, где политика, где горячие головы регулируют, естественно, бизнеса нет никакого. Теряется все, теряются рабочие места. Поэтому естественное пожелание, чтобы политики побыстрей бы договорились между собой. И надеемся, что через три месяца, что, даст бог, Россия отнимет эти санкции и всё будет также как раньше", — рассказывает бизнесмен Александр Омельченко.
В 98-м, когда родители передали Ари Оллинсало семейное дело, на ферме — местечко Аскола, В Южной Финляндии — было всего пятнадцать коров. Теперь — целая сотня. Миллион литров молока в год и миллион евро инвестиций за последние десять лет. В современном финском коровнике коровы доятся уже не по принуждению, а добровольно и почти самостоятельно с помощью аппарата, который стоит 170 тысяч евро. Корова, как только почувствует тяжесть в вымени и понимает, что готова давать молоко, сама подходит к аппарату, заходит в стойло, ну а дальше — уже дело весьма высокоточной техники. На этом хорошие новости из прошлого заканчиваются, и начинается нехорошая нынешняя действительность.

"Трудно сказать, до какого дна опустится цена молока, но совершенно очевидно, что уже в ближайшее время страдать будут все производители. Мы в первую очередь отложим долгосрочные инвестиции: это замена машин, новый трактор покупать не будем, придётся ремонтировать старый. Ну а дальше — будем смотреть на чём ещё можно сэкономить", — говорит фермер.

Финский концерн Valio, известный россиянам по молоку, йогуртам, творожкам и прочим вкусностям, на минувшей неделе сгоряча объявил, что полностью прекращает производство на двух российских заводах в Москве и Ленинградской области. Но уже на следующий день в Валио заявили, что, наоборот, будут наращивать мощности в нашей стране, видимо, используя наше сырье. А 800 рабочих финских заводов могут отправиться во внеплановый отпуск. Ближайшая к Хельсинки фабрика по производству сыра на следующий день после российского запрета остановила работу конвейера.

"Россия — это приоритетный рынок сбыта продукции, одна пятая сельского хозяйства Финляндии. И отсутствие этого рынка серьёзно ударит по экономике, потому что найти таких хороших покупателей за границей будет крайне сложно. Патовая ситуация. Решения политические, и они управляют экономикой в данном случае. Обычным гражданам не остаётся ничего, кроме как приспособиться. На политический ход событий простой фермер повлиять ну никак не может", — говорит профессор Центра экономических исследований сельского хозяйства и продовольствия Финляндии Юрки Ниеми.

В Латвии изначально говорили, что ущерб от санкций России будет незначительным. А потом подсчитали: уже сейчас прогноз не меньше пятидесяти пяти миллионов евро убытков — это что касается продовольствия, порядка двадцати миллионов — в смежных отраслях – например, той же транспортной. В Прибалтике, после того как дружно проголосовали за введение санкций против России, и после того как восточный сосед ответил продуктовым эмбарго, разумеется, рассчитывали на помощь Евросоюза в ситуации, которая на поверку оказалась если не кризисной, то весьма близкой к этому — не только для молочной, но и для мясной отрасли сельского хозяйства.

"Если помощи не будет, производство может упасть на треть, со всеми вытекающими последствиями. Хочу отметить, что поиск новых рынков в границах ЕС на сегодня практически невозможен", — говорит председатель правления "Рокишкио Пиенас" Атанас Трумпа.

"Что касается следующего месяца, то мы как кооператив молочников смотрим на это с большим страхом в глазах. Если не будет найден выход из положения, как это молоко переработать, то кооперативы окажутся в сложнейшей ситуации", — переживает председатель правления Ассоциации сельскохозяйственных кооперативов Литвы Юрате Довыденене.

Поставки в Россию для Эстонии — одна пятая часть всего экспорта продовольствия. Тоже молочные продукты, тоже мясоперерабатывающая промышленность. Аналитики предрекают республике падение ВВП на три десятых процента. И это только кажется, что мало — в абсолютных цифрах речь снова о десятках миллионов. Ситуацию усугубили плохие новости из Брюсселя: немедленной поддержки странам, пострадавшим от ответных мер России не будет, разве что чуть-чуть. А если речь и зайдёт о компенсациях, то как-нибудь потом, когда потери станут уж совсем очевидными.

Фермерство в Евросоюзе — не то, чтобы очень прибыльно, позволяет просто нормально жить. У Эгила Янсона рожью засеяна лишь половина полей, больше не продать. Убытки компенсируются из бюджета ЕС. Так что тратить дополнительные средства, пусть и в условиях объявленной экономической войны, крайне накладно. Работяги, которые кормят Евросоюз и не только, очень хотели бы, чтобы к ним прислушались политики. "Мой отец выращивал рожь, я этим 25 лет занимаюсь. Это, между прочим, интересное и весьма веселое занятие. А соседи — это соседи и с ними ссориться нельзя, нужно, чтобы всегда были хорошие отношения", — говорит фермер.

"Совершенно ненужная ссора, — поддерживает его коллега Ари Оллинсало,- я с большой надеждой слежу за ситуацией и хочу, чтобы как можно быстрей разрешились все политические разногласия. И от всей души желаю, чтобы русские люди пили финское молоко, а я с большим удовольствием буду пить русскую водку".

Сегодня