Киев готов залить юго-восток кровью своих же солдат

Лучшую технику для парада отозвали из зоны боев, оставив украинскую армию воевать, по словам самих командиров, по сути, на школьных автобусах. Это привело к чудовищным потерям среди военных.

Все что осталось от КПП "Красный Октябрь", расположенного в ставшем уже печально известном "Южном котле": брошенные укрепления, развороченные реактивные установки, сожженные боевые машины пехоты. По всей видимости, позиции украинских войск были накрыты залповым огнем из "Градов".

Техника сожжена в пепел, на месте лагеря — пылающие обломки. Выжить удалось всего нескольким военнослужащим. С минуты на минуту позиции снова могут быть атакованы, КамАЗы, на которых можно было бы эвакуироваться, подорваны.

Эксперты в оценках не стесняются — это разгром. Один из множества драматических моментов, разыгрывающихся на юго-востоке Украины. Силовики оказались зажатыми между позициями ополченцев и госграницей с Россией. Командование их попросту бросило, причем уже не в первый раз.

"От полной роты осталось 35 человек и одна единица техники, а по штату должно быть 10 единиц техники и 90 человек. Нахожусь между Свердловском, Краснопартизанском и Изварино. Нас осталось человек 400 из почти 800. Массмедиа пишет что, все нормально и мы атакуем Свердловск. Мы отступаем уже четвертый день, команды выводить нас нет, нас убьют, как пушечное мясо. Если они готовы дальше действовать и думать головой, пуст хоть один приедет и посидит хотя бы сутки, пусть полежит в окопе под обстрелом", — заявил один из военных.

Победные реляции украинских властей накануне Дня независимости страны, а именно к этой дате они планировали взять под контроль Донбасс, оказались пустым сотрясанием воздуха. Попытки ликвидировать силы самообороны ракетными и артиллерийскими ударами провалились. По данным комитета солдатских матерей Украины, ежедневно в ходе боевых действий гибнет около полусотни военных.

Официальный Киев о потерях предпочитает умалчивать. По данным разведки, в "котле" оказались пять тысяч силовиков. Ополченцам удалось отрезать их от базы в Амвросьевке — "Южный котел" захлопнулся. Сражаться до последнего подразделения не готовы, да и нечем: боеприпасы на исходе, горючее на нуле, о подкреплении нет и речи. Силовики собирают росу по утрам и питаются буквально подножным кормом — американские сухпайки давно кончились.

Отрицают украинские власти и тот факт, что военные сдаются в плен. Небритые и деморализованные люди в британской форме — такую продают в магазинах Second Hand — бросают оружие, кто от безысходности, а кто и вследствие неграмотных и бездарных приказов командования, которое даже не знает, кто контролирует тот или иной населенный пункт.

По мнению военных экспертов, карательная операция на юго-востоке провалена, и в ближайшее время киевское войско будет отступать. Эти предположения подтверждаются статистикой потерь украинской армии. После встречи с ополченцами ее ряды сильно поредели — три бригады почти полностью разбиты в "Южном котле", а 30-я механизированная — потерпела поражение в районе Красного Луча. Огромные потери среди 25-й, 51-й и 95-й бригад. В итоге воевать могут всего пять бригад, и то одна из них окружена, бойцы двух других не хотят идти в бой, четвертая изрядно поредела.

Впрочем, есть подозрение, что в украинской армии как цепная реакция развивается деморализация. Те, кому удалось выйти из под огня, становятся изгоями. Солдаты выжили после обстрела 30-й механизированной бригады в Степановке, когда их подразделение было уничтожено, им пришлось несколько дней идти пешком до Мелитополя — это 540 километров.

"Мы приехали из-за того, что разбили нашу технику. Нас пугают тем, что мы дезертиры, что с нас еще деньги возьмут. Нас будут домой отправлять. А вообще, нас нужно отправлять в больницы, потому что после бомбежки есть раненые ребята", — рассказал один из солдат 30-й механизированной бригады.

Компетенцию же командования ставят под сомнение даже 18-летние мальчишки. По их словам, позиции не меняются, срочники стоят заряжающими и наводчиками, командование находится в подвалах, а вышестоящее руководство не хочет во всем этом разбираться.

Официальный Киев не просто умалчивает о провале карательной операции, делается все, чтобы скрыть неудачи на поле боя, и свидетели властям не нужны. Тем, кому удается вернуться из пекла, присваивается звание "предателя родины". Боец батальона "Донбасс" Микола Озарук возвращался в Тернополь из зоны боевых действий. В поезде его схватила милиция и начала унижать. Сначала хотели сбросить с поезда вниз головой, а когда Микола показал удостоверение бойца так называемой "антитеррористичной операции", ему ответили очень грубо, предложив подтереться своими документами.

"Я хочу спросить Авакова и командующего Нацгвардией — если это ничего не значит — зачем тогда это выдавать? Все это липа — все это никому не нужно!", — возмущен Микола.
На подавленный боевой дух, колоссальные безвозвратные потери в живой силе и технике официальные власти Украины не обращают внимания. Есть задача — взять Донбасс, а какой ценой — уже мало кого интересует. Похоже, политики не могут остановиться и готовы залить юго-восток кровью, причем своих же военных.

Сегодня