Ополченцы об украинском плене: били сильно

Очередной обмен пленными между ополченцами и украинской армией состоялся. Уже составлены новые списки пленных. В перечне ДНР 500 фамилий, однако украинская сторона нашла только 95 человек из них.

Обмена ждали с часа дня. Вторая группа пленных — 73 военнослужащих армии Украины, которых привезли в двух обычных рейсовых автобусах. Многие прячут лица, кто-то не скрывает радости. Но комментировать что-либо люди отказываются.

На высокой скорости колонна выдвигается в сторону Константиновки. Там за блокпостами ополченцев начинается мертвая зона — брошенные дачи и дома, разрушенный мост, разбитая фура — скрученный узлом металл.

Едут быстро, но аккуратно, так как то и дело на дороге попадаются торчащие в асфальте снаряды. Внезапно колонна делает крюк: мост заминирован, приходится петлять. Дальше она движется на север. Где-то в 30 километрах от Донецка машина сопровождения останавливается — дальше ехать нельзя.

В 300 метрах — позиции украинских военных. Обмен пленными идет под контролем сотрудников ОБСЕ. Есть основания полагать, что это зона абсолютного прекращения огня.

Пока группа пленных по обмену находится в автобусах, ополченцы из сопровождения рассматривают блокпост сопредельной стороны в бинокль. Позже они рассказали, что прибывшую из Донецка колонну рассматривали через оптику с прицельной сеткой.

Связи нет, сотрудники ОБСЕ в замешательстве. Они уже приняли решение идти договариваться пешком, но тут с сопредельной стороны выдвигается колонна. Судя по походке, это не пленные. Подходят представители Вооруженных сил Украины и главный переговорщик. В прошлый раз представители армии ДНР шли навстречу.

Комитет по обмену военнопленными возглавляет хрупкая девушка, главный переговорщик со стороны Украины демонстрирует деловое дружелюбие. В автобусе сверяют списки, уточняя, все ли на месте.

На украинскую сторону выдвигается целая колонна — сотрудники ОБСЕ, комитета ДНР по обмену и несколько камер. Офицер армии Украины забеспокоился. Похоже, что у него сдали нервы. В итоге пропустили всего двоих представителей прессы, говоря, что у остальных нет аккредитации. А может быть, просто испугались.

С одной стороны стоит автобус с пленными украинскими солдатами, с другой — точно такой же автобус с пленными бойцами армии ДНР. Ожидание затянулось. Оставшихся ждать предупреждают, чтобы не выходили за обочину. Почему? Это становится понятно по надписям на ящиках.

И вот подъезжает украинская машина охраны. Первые 300 метров свободы пленные преодолевают пешком под контролем только сотрудников ОБСЕ и прессы, но и под прицелом офицеров украинской армии — это ощущается загривком. Первая группа — человек 10-12. Их засыпают вопросами, самые частые из которых — о самочувствии и о том, как обращались.

- Били сильно. Просто так. Особенно есть такой Юрьев такой — заработал на нас. Хруслов — это вообще садист.

Выясняется, что один из пленных — священник. Отец Владимир — из Луганска, он провел в плену 113 дней. Говорит, что их группа чудом осталась в живых: обстреливали с трех сторон из пулеметов, взяли в плен, опознали в нем священника и стали бить в два раза больше. На вопрос о том, что помогало, отец Владимир отвечает: "Господь Бог и ваша вера в наше дело. Родные, близкие поддерживали".

Еще один пленный — Ваня, один из идейных лидеров ДНР в Краматорске. Его позывной — "Псих". В этой группе — сплошь ключевые лица ДНР. Так, Игорь Хакимзянов четыре месяца назад был министром обороны ДНР, Ляшко его допрашивал лично.

Есть в группе пленных и граждане России. Вячеслав — менеджер по управлению персоналом. Его захватили в Донецке, устроив провокацию, позже обвинили в диверсионной деятельности. Товарищ Вячеслава поехал искать пропавшего и попал в ту же ловушку.

Пленные украинские солдаты тоже уходят на сопредельную сторону, но радости на их лицах почему-то не видно.

Дорога домой — в кромешной темноте, но почему-то обратный путь показался более быстрым. Всех расселяют в общежитии для беженцев: в городе действует комендантский час, без документов их арестуют, поэтому покидать пределы общежития бывшим пленным не рекомендуют.

Сегодня