Границу Сирии взламывают с двух сторон

На сирийско-турецкой границе, куда хлынули тысячи курдских беженцев, возник настоящий хаос. В ООН заявили, что на территорию Турции может в полном составе сбежать все население полумиллионного города Кобани, на севере Сирии. Одновременно с этим в зону боев из Турции сейчас рвутся отряды курдов-ополченцев, которые хотят отомстить исламистам за страдания беженцев.

Полицейский спецназ, сомкнутыми щитами спецтехника, броневики, БТРы регулярной армии зоны южнее турецкого города Шанлыурфа средневековой Эдессы сегодня напоминают прифронтовую полосу. Границу Сирии взламывают сразу с двух сторон.

Колонны беженцев, спасаясь от исламистов, прорываются в Турцию с юга. Навстречу им устремляются местные курды, одержимые желанием остановить наступление религиозных фанатиков так называемого "Исламского государства".

Турецкие силовики между двух огней. Активисты запрещенной Курдской рабочей партии уже сообщили о том, что три тысячи их бойцов пешмерга с оружием в руках пробились в сирийский Курдистан и вступили в бой с армией самопровозглашенного халифата.

"Там погиб мой сын, пусть они пропустят меня, — говорит один из местных жителей. — Я хочу взять его оружие и отомстить убийцам".

Отлично экипированный американским оружием захваченных в Ираке военных арсеналов, солдаты Халифа абу Бакра аль-Багдади под черными знаменами джихада вторглись в земли сирийского Курдистана, окружили крупный город, разорили десятки курдских сел, чье население — прежде всего, женщины, дети и старики, — бросив дома и скарб, бегут, рассчитывая спасти жизнь на территории сопредельной, хотя их и не слишком расположенной к курдам Турции.

"Мы бежали от гибели, но здесь нас не ждут, у нас нет еды, мало воды, — рассказывает учитель английского языка, беженец из Сирии Абельбазан. — Помогите нам, помогите".

130 тысяч беженцев за несколько дней: они ютятся во дворах мечети и в городских парках, школах, на площадях. Турецкий приграничный город Суруч заговорил на гортанном языке горцев-курманджи.

Ражда Курд прикована к кровати в плохо освещенной комнате с табличкой "Музыкальный класс" местного культурного центра. Медики-добровольцы из местных ставят ей капельницу. В Сирии исламисты вырезали большую часть ее семьи. Она, спасая детей, бежала через границу, когда пехотной миной ей оторвало ступню.

"Об оставшихся в Сирии родственниках ничего неизвестно, — говорит женщина. – Правда, дети со мной, живы, но чем я смогу им здесь помочь? Я навсегда стала калекой. Как я их прокормлю?"

Турецкие курды собирают для соплеменников хлеб, одежду, лекарства, упрекая власти в равнодушии и нерасторопности. Женщины и дети пока еще могут спать под открытым небом. Но уже через несколько дней придут холода.

"Мой муж сражается в Сирии с халифатом, — рассказывает беженка Айша Килис. — У нас сбежала вся деревня. Те, кто остался, были убиты ИГИЛом. Мы брошены на произвол судьбы. Нам помогают только добровольцы. Мы голодаем. Скажите всем, что нам нужна помощь".

За годы гражданской войны в Сирии в Турцию бежали более полутора миллиона беженцев, сирийских арабов. Сегодня под натиском 30-тысячной армии радикальных религиозных фанатиков сюда устремились десятки тысяч курдов. Их надо лечить, кормить, одевать, обеспечивать кровом и работой, ибо нога в ногу с ломающей человеческие судьбы войной в регион приходит гуманитарная катастрофа.

Сегодня