Киев уличили в "диких" обменах

Запад категорически не признал ни проведение, ни итоги выборов в Новороссии 2 ноября. Евросоюз в лице нового главы европейской дипломатии Федерики Могерини охарактеризовал выборы в ДНР и ЛНР как незаконные и создающие "новое препятствие для достижения мира на Украине". Также официальные представители Евросоюза и США предупредили Россию, что признание выборов с ее стороны чревато ужесточением санкций. Между тем ДНР и ЛНР хотят пересмотреть Минские договоренности. О том, какими их видят самопровозглашенные республики,  Вестям в субботу" рассказал вице-премьер ДНР Андрей Пургин.

- Андрей Евгеньевич, на фоне трагической  гибели подростков в Донбассе чистую политику обсуждать тяжело, но все-таки коснемся политических вопросов. Что вы можете ответить европейцам, которые называют прошедшие в Новороссии выборы "нелегитимными и незаконными"?

- Европейцы, называющие демократическую процедуру, которую сами же и навязали всему миру, "незаконными и нелегитимными", ведут себя странно. Это говорит о двойных стандартах, которыми Европа руководствуется в отношении нас. У нас прошли открытые и свободные выборы, на которых люди массово — более 70% — выбрали свою власть. Демократическая процедура полностью соблюдена. Те наблюдатели, которые были на выборах, подтверждают обычную демократическую процедуру. То есть выборы прошли вполне законно, свободно.  Люди выбрали тех, кого хотели.

- А как вам российская формулировка, что Москва не признает республики, но уважает волю народа?

- Нормально. По крайней мере, Москва признала, что у нас прошли демократически выборы. Фактически это говорит о том, что сегодня контактов с новой властью еще нет, но также и о том, что Москва принимает во внимание и признает то, что прошли демократические выборы и люди нормально и спокойно выбрали действующую власть.

- Недавно вы сказали, что требуется новая редакция Минских соглашений. Почему она требуется и в каком виде?

- Давайте признаем, что Минские соглашения не работают нигде и ни в чем, ни в едином пункте. Они работали частично по линии разграничения. Все остальное почти не работало. То есть Украина прервала обмен, не отвела тяжелое вооружение, продолжала обстреливать жилые кварталы и убивать мирных жителей. Украина не приступила даже к разминированию минных полей и не передала документы на те минные поля, которые оставила на нашей территории. То есть по большому счету не работал ни один пункт этих  соглашений. Почему? Потому что это  вписано в функции контроля за ОБСЕ, которая этого контроля не имела и не могла иметь. У этой организации — наблюдательная функция.

- Между тем ОБСЕ подготовила довольно объективный доклад по поводу обстрела той самой футбольной площадки, где погибли двое подростков. В нем говорится как раз о том, что снаряды прилетели с северо-запада, то есть со стороны украинцев, которые стоят в донецком аэропорту. С одной стороны, это доказывает объективность ОБСЕ, с другой, —  подтверждает ваши слова о том, что  вооружение не отведено на должное расстояние, поэтому снаряды и долетели. С третьей стороны, в канун выборов состоялся, например, обмен пленными на луганском направлении. Как на самом деле обстоят дела? Шаг вперед и два шага назад? Вы призываете к радикальному переписыванию Минских протоколов?

- Да. Обмены были сорваны, их не было почти три недели. То есть были "дикие" обмены, но нормальных обменов, о которых идет речь в Минских соглашениях, не было. Перед самыми выборами, чтобы показать Европе,  как бы Украина соблюдает Минские соглашения, был проведен один обмен у нас и один обмен в Луганске. Но до этого обменов не было. Все так и есть — шаг вперед и два шага назад, то есть постоянная пляска. Нет четкого выполнения тех пунктов, которые были подписаны.

- Что вы сейчас предлагаете? Опять поехать Плотницкому,  Кучме, Зурабову в Минск и все переписать?

- Нет, мы предлагаем сделать механизм с участием третьих лиц, например, Российской Федерации,  чтобы иметь нормального контролера за выполнением Минских договоренностей. Получается, договоренность есть, а того, кто ее контролирует, арбитра, нет.

- Не успели пройти выборы, как Порошенко сказал, что отзовет закон об особом статусе районов Донецкой и Луганской областей. Не попадете ли вы сейчас в патовую ситуацию, когда и тот закон отозван, и вас в Киеве не признают? Кто теперь будет переговорщиками?

- Переговорщики в данном случае едут по приглашению третьих сторон. Мы не являлись инициатором. Украина, насколько я знаю, тоже не является инициаторами переговоров. Инициаторы — это Европейский Союз через ОБСЕ и Российская Федерация через МИД.

- Это очень важное уточнение, потому что, если послушать Киев,  получается, что все закончено, все шансы упущены.

- Нет, на самом деле и мы, и они реагируем на приглашение третьей стороны. 

- Как вам вообще работается в этих условиях? У работников СМИ есть огромное количество источников информации, в том числе информационная лента, Интернет. Все факты можно сопоставить в спокойной обстановке и через полчаса, разобравшись, прийти к пониманию, правдивая информация или нет. У вас же идет постоянный вал. Есть ощущение, что 80% информационного потока — дезинформация. Как вы разбираетесь в этой мутной информационной воде?

- Мы просто привыкли к бывшему украинскому информационному полю. Приблизительно понимаем, как оно работает. И большая часть вбросов отметается, просто исходя из опыта.

- Поменьше бы такого опыта всем, но что делать, таковы информационные реалии. 

Сегодня

Недообнятые дети

Недообнятые дети

7 часов назад