Москва, которую мы потеряем

Читайте нас в Telegram

6 октября - Всемирный день архитектуры. Но что будут говорить о Москве, где чиновники, кто по должности обязан оберегать столицу, потворствуют уничтожению ее исторического облика? К сносу готовят уже целые кварталы.

"За глухой стеной находился скит, где ходили святые, где молились. А теперь здесь "пыточная машина". И это называется "реконструкция", - рассказывает историк Алексей Беглов. После многолетних исследований он установил, что  одном из домов по Печатникову переулку в 30-х годах, в самый разгар воинствующего атеизма, был тайный монашеский скит. Первый и единственный в безбожной Москве монастырь в коммунальной квартире устроил отец Игнатий, умерший в ГУЛАГе и причисленный восемь лет назад к лику святых.

"70 лет назад власти их арестовывали, подвергали изнурительным пыткам, допросам, а потом убивали. Сегодня примерно такими же способами разрушается конкретная память об этих людях", - говорит кандидат  исторических наук, сотрудник Института всеобщей истории РАН Алексей Беглов.

Дом хотели признать памятником, но как только подали запрос в Москомнаследие, это ведомство разрешило снос здания. Проектом  нового здания на этом месте  занимается фирма "Громов и Пальцев". К удивительному совпадению, один из основателей компании - Владимир Громов - оказался еще и  начальником одного из управлений Москомнаследия.

Руководство Москомнаследия и его начальник Валерий Шевчук от  комментариев отказываются. Где-то на столах этих чиновников, отвечающих за сохранность Белокаменной, затерялось и коллективное письмо жителей Хитровки о признании  этого уголка "гиляровской" Москвы архитектурным заповедником.

"Москомнаследия обещало рассмотреть целиком всю Ивановскую горку, весь этот большой район как заповедную зону из-за ее уникальной сохранности. Но втихаря строятся какие-то мансарды, незаконные надстройки, которые, конечно,  замечательные исторические виды закрывают", - отметил краевед, редактор сайта "Архнадзор" Александр Можаев.

Надстройки и какие-то откровенные сараи на заповедник явно не тянут. Для краеведов прогулки по старой Москве - это хождения по мукам. Остается только  подсчтывать погибшие шедевры архитектуры, как в них врезают стеклопакеты и вколачивают железные скобы для проводов и рекламы и как вместе с барельефами и кариатидами под гусеницы бульдозеров осыпается история древнего города.

"Лица с крылышками на головах - это ветры. Эти кариатиды перерастают в колонны, в барочные пилястры немыслимые. Сохранить это практически невозможно. Это никто не заметит. В Москве таких сотни. Их затягивают якобы для реставрации, а потом они исчезают", - вздыхает старший научный сотрудник Государственного НИИ искусствознания Лидия Чаковская.

Снос и реконструкция - совместить такое, оказывается, возможно с санкции Москомнаследия.  Здание 1901 года на Остоженке признано аварийным. Жильцов расселили по окраинам. До прихода экскаваторов опустевшие квартиры сдали гастарбайтерам. 700 рублей в месяц - неплохая цена аренды  для исторического здания в километре от Кремля.

Дом с винтовыми лестницами и метровыми стенами. Тогда думали, что строят на века, но сейчас эти дома уже не соответствуют представлениям об элитном жилье - ни подземного паркинга, ни вертолетной площадки. Под снос идут целые кварталы. На Садовнической набережной в одном из них, например, семь доходных домов конца XIX века. Судьба их решена.

Главный архитектор Москвы Александр Кузьмин, который утверждает новые проекты, говорит, что не отвечает за то, на каком месте они будут построены.

"Я, как и любой гражданин Москвы, считаю, что лучше бы этого не делать. Давайте лучше новые проекты посмотрим. В этом виновата жизнь", - говорит Кузьмин.

Это жизнь виновата, что  в Москве все лучшие места памятниками заняты. Вот не получается  у новой офисной высотки на Садовом кольце подземную парковку сделать - внизу метро, а рядом Провиантские магазины. Хоть и памятник федерального значения, а если его немного достроить, накрыть стеклянным куполом и прорыть паркинг, то менеджерам из соседнего офиса будет куда свой автомобиль поставить. А то, что под проект захватили еще и территорию соседнего РИА Новости, так там же памятником не пахнет, потому и спрашивать их нечего.

Накрывать или не накрывать памятник - мэру эта идея по душе. Так уже накрыли и Гостиный двор, и Хлебный дом в Царицыне.

"У меня нет идеи фикс перекрывать двор Провиантских складов. Там надо сделать реставрацию и использовать подземные помещения. И на этом остановится", - сказал Александр  Кузьмин.

"Это все равно что в Риме предложить Колизей куполом накрыть, прорыть паркинг и на этом остановится", - говорит Савва Ямщиков о перестройке Провиантских складов. Знаменитый искусствовед и реставратор не узнает и свой некогда тихий и уютный район. В его дворе в Армянском переулке строительство развернулось уже на месте детской площадки.

"Тут через два метра находится усадьба Тютчева, а сюда шлакоблочных монстров впихивают", - возмущен искусствовед-реставратор, академик РАЕН Савва Ямщиков.

Сейчас Ямщиков пытается уже не свой двор отстоять, а Крымскую набережную, на которой запланированы снос ЦДХ вместе с Третьяковской галереей и строительство на его месте "Апельсина" архитектора Нормана Фостера.

"Только одна архитектура - бумажная, желательно из зеленых денег. Я это заявляю официально.  Прекратите, оставьте нам немножко той Москвы, в которой мы выросли!" - призывает Ямщиков.

Самый крупный застройщик столицы, который собирается возвести 600-метровый небоскреб в Москва-Сити, признается, что устал от критики столичной интеллигенции.

"Если бы люди ничего не меняли, они бы жили в пещерах. Все меняется, - рассуждает  президент Московской девелоперской компании Шалва Чигиринский. - Или вы хотите, чтобы Москва выглядела как столица советской империи или как старый купеческий город?"

В снесенной и перестроенной гостинице "Москва" уже нет ничего от советского. Зато там есть непременный атрибут элитного отеля - апартаменты в пентхаусах с видом на Кремль. Будет и стеклянная крыша-атриум. Старое здание, простоявшее 70 лет, оказывается, было опасно для здоровья.

"Оно фонило, - утверждает Чигиринский. - Вы понимаете, что такое фонило?  Снесли здание. Построили новое - все такое же. Почему же оно другое?"

В первой пролетарской гостинице был знаменитый ресторан с огромными малахитовыми колоннами. После реконструкции его не будет - решили сэкономить драгоценные столичные метры.

Таких ресторанов с колоннадами в Москве было всего два. Последний, дореволюционный  "Яръ", куда  с 1826 года гнали своих ямщиков самые знатные купцы  и князья Москвы,  как оказалось, тоже отдают компании Чигиринского - для реконструкции. Арендаторы сверкающего ресторана и явно не требующей ремонта гостиницы "Советская" удивились: "Неужели и у нас зафонило?!" и  начали готовится к сносу.

"Если уж "Москву" снесли, Манеж спалили, то у нас может быть все", - уверен генеральный директор отеля "Советский" Валерий Максимов.

Тем ценнее холсты со старой Остоженкой, Хитровкой и Замоскворечьем. Художники торопятся - успеть бы нанести последний мазок, пока бульдозеры на "натуру" не въехали.

Сегодня