Шедевр за 14 миллионов: потеряв картину Серова, в Израиле спохватились

В Израиле разгорается скандал вокруг продажи на лондонском аукционе Christie's картины Валентина Серова. Портрет Марии Цейтлиной накануне ушел с молотка за 9 миллионов фунтов стерлингов — в четыре раза дороже оценочной стоимости. Муниципалитет израильского города Рамат-Ган решил продать полотно, подаренное местному русскому музею. Это понравилось далеко не всем.

Лондон, аукцион Christie's, удар молотком, рекордная сумма — и портрет молодой еще Марии Цейтлиной, написанный Валентином Серовым лишь за год до своей смерти в осеннем Биаррице, отправился в руки таинственного и очень богатого коллекционера. Очень богатого, потому что сумма побила все мыслимые рекорды — 14,5 миллионов долларов. Ни одно из полотен Серова не уходило за такие деньги. Это лишь часть истории, светская.

Другая часть, скандальная, разворачивалась в предместьях Тель-Авива, в городке Рамат-Ган. Оказалось, что поздний шедевр русского модерна хранился в местном маленьком и скверно оборудованном музее русского искусства. Продать жемчужину коллекции, чтобы перестроить музейное помещение — решение муниципалитета, которое сами чиновники называют трудным и смелым.

"Я не искусствовед, а бизнесмен. Когда я увидел цены, я понял, что могу, продав одну картину, построить настоящий музей русского искусства. Один из экспертов мне сказал, что именно эта картина не представляет ценности с точки зрения еврейства. Хотя Серов был евреем и Цейтлина тоже, но это не иудаика. Это не народное достояние", — говорит Моше Абрамович, заместитель мэра города Рамат-Ган.

Произведение искусства — товар. Самая значимая его часть — ценник. Противостоять этой железобетонной логике мэрии пыталась группа местной интеллигенции, пикетировавшая здание музея накануне торгов. Их так и не услышали.

"Есть какие-то вечные ценности, которыми торговать нельзя. Ни ради ремонта, ни во имя чего. Нам казалось, что это очевидно", — возмущается Лиза Розовская, активист движения "Полуторное поколение".

Меир Аронсон, куратор музеев Рамат-Гана, позволил посетить экспозицию только нашей съемочной группе. Даже местные телеканалы получили отказ. Мэрия пытается остановить разгорающийся скандал.

Портрет Марии кисти Валентина Серова, безусловно, яркая, но не единственная жемчужина коллекции Цейтлиных, оказавшая, в общем, в музее районного масштаба в предместьях Тель-Авива в Рамат-Гане. Вот каталог, выпущенный в 2003 году Третьяковской галереей, куда коллекция отправлялась на экспозицию. Вот блистательные имена: Бакст, Бенуа, Волошин, Гончаров, Григорьев, Добужинский, Кончаловский, Малявин и даже Диего Ривера.

Все это богатство, более 60 полотен и рисунков, Мария Самойловна Цейтлина подарила городу в 1959 году. С этого момента началась история позора. 7 лет собрание гнило на складе удобрений и инструментов. Муниципалитет отказался реставрировать пострадавшие шедевры за свой счет. В 1966 году это сделала сама Цейтлина. Через 10 лет выяснилось, что не охраняемое собрание разворовано. Среди прочего исчезли гравюры Рембрандта с автографом автора, наброски Диего Риверы. Пропал и единственный каталог коллекции. Обещанный Цейтлиной музей построили только в 1996 году и под собрание в нем отвели лишь один из четырех залов, где экспонировалось максимум 15 работ. С профессиональной точки зрения коллекция не пострадала.

"У нас шесть портретов Цейтлиной. Да, теперь одного нет. Мы хотели сохранить коллекцию, а не продавать ее половину. Куратор не считает картину Серова лучшей в коллекции. Полагаю, что ее можно обменять на бетонную пристройку к зданию. Очевидно, неизвестный покупатель портрета придерживался другой точки зрения", — объясняет Меир Аронсон, куратор музеев в городе Рамат-Ган.

Сегодня о музее Рамат-Гана узнали все. Сделкой заинтересовался госконтролер Израиля. Через несколько дней будет запущена процедура парламентского расследования. Вряд ли проданная жемчужина собрания Цейтлиных вдохновит потенциальных дарителей передавать в Израиль свои коллекции, даже если для них здесь построят билдинг на 14 миллионов долларов.

Сегодня