Жизнь среди чужих

Читайте нас в Telegram

Во Франции на 87-м году жизни скончался Андрей Шмеман, последний из русских эмигрантов первой волны, которые отказались от иностранного гражданства. Он жил десятки лет по временному удостоверению личности и говорил, что не хочет не быть русским.

Внук сенатора, сын офицера лейб-гвардии, родственник адмирала Шишкова, он стал гражданином своей страны только в 82 года. В 2004 году Андрей Шмеман наконец-то получил заветный паспорт с двуглавым орлом из рук президента Путина.

Шмеман родился в 1922 году в Ревеле (ныне Таллин), когда Российская империя уже стала историей. Семь лет спустя его семья переехала во Францию. А в 1930 году Андрей пошел учиться в кадетский корпус императора Николая II. Изначально он располагался в местечке Вилье-ле-бель под Парижем, а затем переехал в Версаль. Резиденция французских королей стала для этих русских мальчиков тем же, чем было для пушкинских лицеистов Царское село. Здесь, среди чужих ровных газонов и рядов постриженных кустов для них был воссоздан кусочек России. Той, что увезли с собой их родители.

"Я ему как-то сказал, что мне очень интересна история кадетов. И он мне говорит: я сам кадет, поэтому мы должны общаться на "ты". Удивительной силы духа был человек", - вспоминает Никита Михалков, президент Российского международного фонда культуры, народный артист России.

Прожив всю жизнь во Франции, Андрей Шмеман остался русским до мозга костей. Даже машину взял отечественную. Его "Жигули" на улицах Парижа удивляли туристов, а ему было приятно сидеть за баранкой, которую приладили руки русского рабочего.

"Прекрасно помню, как в девяностые годы любой "новый русский" мечтал прописаться во Франции, тем более в Париже. И вдруг в Париже живет русский человек, который никогда не жил в России. Этот человек не захотел стать французским гражданином", - говорит Елена Чавчавадзе, директор президентских программ Российского фонда культуры.

Полжизни Андрей Шмеман прожил по нансеновскому паспорту - документу, придуманному для беженцев, потом его отобрали и дали удостоверение политэмигранта. Отсутствие гражданства мешало делать карьеру. Работать пришлось смотрителем картинной галереи. Однако он, потомственный дворянин, чьи предки два века верно служили трону, и думать не хотел о французском паспорте.

"Только тот человек, который 80 лет мог прожить без паспорта, без национальности, может сказать, что он пережил. Бывает, даешь бумагу, тебя спрашивают, ты там неизвестно кто, на тебя смотрят подозрительно. Ну и потом по отношению к России не чувствуешь себя полноправным гражданином. Но русским-то я себя всегда считал. Поэтому и не брал гражданство другой страны, потому что я не хотел не быть русским", - так говорил в апреле 2008 года сам Андрей Шмеман.

Он и остался им до последней минуты. Он выполнил свою историческую миссию.

Сегодня