Что поможет избежать кризиса в России. Реплика Бориса Титова

Еще в 2005 году мы, в "Деловой России", сделали доклад, который назвали "Политика роста". В нем мы показали опасность зависимости российской экономики от экспорта сырья, призвали к смене модели развития, к переходу к конкурентной, диверсифицированной экономике, развитию частной инициативы, конкуренции, производственного бизнеса, проведению технологической модернизации.

С той поры мы, предприниматели реального сектора, каждый год с упорством, достойным лучшего применения, в своих докладах предупреждали: цены на нефть долго держаться не будут, рано или поздно они упадут, настанет кризис. Но надо не готовиться к кризису, накапливая резервы, они когда-то все равно закончатся, а надо диверсифицировать источники доходов, стимулировать рост отечественных производителей, и тем самым избежать кризиса.

Да, да, говорили нам власти, вы совершенно правы, и, действительно, предпринимали кое-какие действия по улучшению делового климата. Но, при этом, никак не стимулировали экономику, продолжали накапливать резервы, еще и увеличивая налоговую нагрузку. А чтобы платили лучше, передавали все больше рычагов контроля за бизнесом чиновникам и силовикам.

И вот свершилось – цены упали. И, понятно, что это не краткосрочный тренд, как в 2008 году, а системное изменение мировой экономики. Мы входим в период низких цен на энергоносители. Модель, по которой мы жили последние 15 лет, перестает работать. Мы более не сможем жить за счет экспорта природных ресурсов. Не сможем выполнять, а тем более развивать, социальные обязательства на средства, получаемые от экспорта природной ренты.

Казалось бы, в такой ситуации уже все понятно, единственный путь — жить по-новому, учиться зарабатывать, развивать малый и средний бизнес, промышленность и сельское хозяйство, повышать производительность и конкурентоспособность экономики. Все понятно, от слов к делу, но, оказывается, не все так просто: догмы у нашего финансового блока очень глубоки.

Даже в условиях уже нагрянувших неприятностей, они по-прежнему находятся в тисках догматов монетаристских штампов, от которых уже по факту отказались даже те, кто жил по ним по крайней мере два десятилетия – США, а затем и Западная Европа. Из кризиса 2008-2009 годов они выходили на политике "количественного смягчения", насыщая экономику деньгами – кровью экономики. Это делалось для того, чтобы ее жизненные органы работали и продолжали производить главный продукт – новую стоимость.

Наши же власти повышают ставку рефинансирования до заоблачных 17 процентов. Сбить спекулятивную волну давления на рубль, когда волна превратилась в цунами и спрос на валюту предъявляет уже реальный бизнес и население, не удалось – курс сначала упал. Слава богу, но потом, после шока, курс немного восстановился. Но для бизнеса последствия только начинаются.

Честно говоря, когда я говорил, что, если ставка введена ненадолго, мы потерпим и переждем, я не учел одно обстоятельство – у нас, в большинстве кредитных соглашений прописано, что, если что-то произойдет неординарное, то банки имеют право в одностороннем порядке повышать процентные ставки. И этот процесс пошел.

Банки начали под угрозой расторжения кредитных договоров требовать повышения процентных ставок. А это прямой путь к дефолту многих производственных предприятий. А их остановка может привести уже к системному дефолту.

Если мы хотим сохранить эти предприятия, нужно принимать срочные меры – заморозить ставки банков под угрозой отлучения от системы рефинансирования, и еще продлить сроки возврата коммерческих кредитов, хотя бы на год. Но надо помочь и банкам – предоставить им ликвидность, чтобы выбраться из сложной ситуации. Триллион на докапитализацию – это только крупным банкам, и для крупных компаний. Спасая только их, мы не спасем экономику!

Нужно помогать и средним банкам, возможно, возобновить систему беззалоговых аукционов, ну или в залог брать их акции. При этом сделать эти аукционы валютными. То есть снять возможность у этих банков выйти на рынок и спекулировать на курсе. Сумма такого рефинансирования должна быть существенной и выдаваться не меньше чем на два года по самой низкой ставке. А дальше нужна программа: А. Антикризисная — наши предложения мы уже представили в Правительство и Центробанк. Б. Посткризисная – перехода на новую модель развития экономики. Для этого нужен центр разработки и принятия решений – штаб по оперативным вопросам. Лучше при Президенте – как специальная администрация развития.

Пусть правительство занимается текучкой, а администрация развития будет заниматься изменениями – стратегическими вопросами. Туда должны войти лучшие экономисты страны. Но только те, которые до сих пор не участвовали в формировании экономической политики. Надо освободиться от догм, и сказать им: спасибо, но у нас новые задачи.

Надо чтобы и представители бизнеса принимали участие в работе администрации. У них горизонт, конечно, уже, но им чаще, чем теоретикам, присущ прагматичный взгляд на вещи, что тоже для такой работы, в сочетании с экспертами, очень даже полезно. Вот, намедни, Алексей Леонидович Кудрин апокалиптически заявил, что у нас в стране полномасштабный кризис, и все рушится. Я с ним не согласен – все сложно, но пока работают предприятия, люди имеют работу, и пенсии выплачиваются, кризиса нет. Но, с учетом проблем, кризис придет, только если мы не предпримем срочных активных и эффективных мер по смене экономической политики.

Эта администрация, как штаб, должна начать работу очень оперативно – нельзя пропустить момент. Иначе — действительно кризис!

Сегодня

Перекусили в дорогу

Перекусили в дорогу

12 часов назад