Европейские антиисламисты – кто они?

Несмотря на холодный дождь, в парке Дрездена в ночь на вторник было многолюдно – на митинг пришли тысячи людей, не внявших призывам канцлера ФРГ Ангелы Меркель. В своем новогоднем обращении канцлер призвала граждан страны отказаться от посещения мероприятий, организованных группой "Пегида" (PEGIDA — Patriotische Europäer Gegen die Islamierung des Abendlandes – Патриотичные европейцы против исламизации Запада), ставящей своей целью защиту западной цивилизации от исламизации. В ночь на 6 января мероприятие посетили не менее 18 тысяч человек, по большей части молодых людей. Это больше, чем пришло на предыдущую акцию, которая прошла в декабре.

Участники акций несли немецкие флаги, на многих из которых были написаны лозунги вроде "Тратьте деньги на наших детей, а не на мошенников, просящих убежища!" Организаторы выступали с открытого трейлера – когда лидер "Пегиды" Катрин Ортель напомнила о критике организации со стороны Меркель и правительственных СМИ, толпа начала скандировать "Пресса лжет! " На акции было строго запрещено употреблять алкоголь и наркотики – тем не менее, в толпе часто звучали лозунги, которые в толерантном обществе сочли бы нетерпимыми, если не откровенно ксенофобскими.

"Когда вы видите, что столько людей не воспринимают иностранцев, вы начинаете думать, что это может быть не так уж и глупо", — говорит Жюльен Вайзманн, 23-хлетний студент педагогического факультета, посетивший уже девятую по счету акцию. "Называть нас нацистами – значит упрощать нацизм, — заявляет Маттиас Шольц, 24-хлетний студент, изучающий религию. — Просто пресса освещает картину необъективно". Оба студента носят бороды и меховые шапки, и напоминают кого угодно, но только не скинхедов.

Немецкий политический истеблишмент пока не понимает, как разговаривать с представителями "Пегиды", которая в октябре появилась в Дрездене фактически ниоткуда. После атаки на французский журнал Charlie Hebdo представители движения заявили, что они "предупреждали" о подобном развитии событий, в то время как пресса упрекала ее лидеров в отсутствии связи с реальностью. Согласно последним опросом, 49% опрошенных заявили, что полностью или частично разделяют цели движения.

Германия со времен Второй Мировой войны проводит пацифистскую внешнюю политику, расплачиваясь за свое нацистское прошлое. С тех пор множество иммигрантов из стран Северной Африки и Ближнего Востока переехали в эту страну, спасаясь от конфликтов и политической нестабильности. Только за последний год политическое убежище получили более 200 тысяч человек, большая часть которых приехала из Сирии. Это привело к росту салафизма (радикального ответвления ислама) среди мусульманского населения страны, спровоцировав обострение отношений с коренным населением. Так в октябре тысячи участников группы HoGeSa (Хулиганы против салафистов) приняли участие в столкновениях с полицией в городе Кёльн, где проживает большая турецкая община.

В своем интервью лидер "Пегиды" Катрин Ортель заявляет, что, когда в начале октября в Дрездене вспыхнули столкновения между сторонниками и противниками Рабочей Партии Курдистана (РПК), она и десятки ее друзей поняли, что пришло время действовать. "Мы не хотим, чтобы они устраивали свои разборки на наших улицах, — говорит она. – Это совершенно не наша проблема". Так появилась "Пегида", которая провела свою первую акцию 20 октября. С каждой новой акцией количество участников, которые координировались в основном через "Фейсбук", неуклонно росло. На митингах часто скандируют лозунг "Мы — народ", популярный во время протестов конца 80-х годов, которые помогли обрушить Берлинскую стену 25 лет назад.

Катрин Ортель 36 лет, она работает бизнес-консультантом и воспитывает троих детей. Ортель говорит, что в ее родной Саксонии, где приезжие составляют не более 3%, исламизация может не казаться большой проблемой. "Но мусульмане делают ее проблемой", — говорит она. По ее мнению, все начинается в школе, где мусульманские девочки носят платки и отказываются принимать участие в уроках плавания. "Я не имею ничего против христиан, буддистов или иудеев, — говорит Ортель, которая придерживается атеистических взглядов. – Они меня не беспокоят и не требуют от меня соблюдения каких-то особенных правил, которые нельзя нарушать".

По словам Ортель, раньше организаторы "Пегиды" голосовали за основные политические партии вроде Христианского демократического союза (ХДС), который возглавляет Меркель, или за партию Свободных демократов, защищающую интересы бизнеса. Теперь политические взгляды изменились – на последних выборах все они голосовали за АДГ (Альтернатива для Германии), начинающую правую партию, в 2014 году пробившуюся в три региональных парламента, включая саксонский.

"Пегида" выражает мнение людей, и я не готова, как госпожа Меркель, заявлять, что все они полны ненависти", — говорит Фрауке Петри, лидер фракции АДГ в парламенте Саксонии. В среду за закрытыми дверями состоялась первая встреча между представителями АДГ и организаторами "Пегиды".


Петри говорит, что ее партия во многом солидарна с "Пегидой", выпустившей меморандум из 19 пунктов, в котором указывается, что Германия должна продолжать принимать беженцев и других людей, подвергающихся преследованиям, но при этом разработать конституционный механизм для интеграции мигрантов. Кроме того, меморандум предусматривает "нулевую толерантность" к мигрантам, уличенным в преступлениях, а также "сохранение и защиту христианско-иудейской западной культуры".

Петри осуждает политический климат в Германии, где такие движения как АДГ и "Пегида" обычно называют ультраправыми. "Немецкая политическая риторика обычно становится шизофреничной и параноидальной, когда речь заходит о так называемой "ультраправой угрозе", — говорит Петри, 39-летняя женщина, имеющая степень доктора химических наук. По ее словам, многие люди, с которыми она разговаривает, жалуются на то, что снова чувствуют себя как в коммунистической ГДР, где нельзя говорить о том, что думаешь.

"Нам нужна широкая дискуссия о современном иммиграционном законодательстве", — говорит она, напоминая, что отсутствие механизма депортации тех, кому отказано в убежище, подрывает доверие к системе в целом. По ее словам, Германия нуждается в иммиграционной политике, схожей с той, что действует в США или Канаде.

Ин-Ам Сайяд Махмуд, которая приехала в Германию из Ирака в 1996 году, и сейчас занимается консультацией мигрантов, согласна с тем, что система предоставления убежища хаотична и беспорядочна. Процедура получения убежища для нее и ее семьи длилась три года, и за это время она повидала много инстанций, проходя которые, люди годами живут в правовом вакууме. Махмуд, 58-летняя женщина, носящая платок поверх своих седых волос, в 2014 году получила от представителей дрезденского Всемирного информационного центра орден "За заслуги" благодаря своей работе по установлению межрелигиозного диалога.

"Я не чувствую себя в опасности, и никто за мои 18 лет жизни в Германии не давал мне понять, что я представляю для него опасность, — говорит она. – Это придуманный страх. Нет никакой исламизации. Насилие – вот что реально, а еще слова, разжигающие рознь, вербальное насилие".

Насилие действительно имело место на последней акции "Пегиды", когда полиция остановила небольшую группу демонстрантов, направляющуюся в центр города, где проходила акция противников "Пегиды". При этом за среду, когда весь мир потрясенно читал новости о расстреле редакции Charlie Hebdo, количество лайков на странице "Пегиды" в "Фейсбуке" выросло с 6 тысяч сразу до 119 тысяч. Следующая акция движения запланирована на 12 января. Организаторы просят участников надевать черные ленты в память о бойне в парижской редакции.

Люциан Ким, BuzzFeed

Сегодня