Путин о нормандских переговорах: не лучшая ночь в моей жизни

В общественном сознании саммит в Минске — это про Украину. И все-таки Украина — это лишь нарыв. Нарыв на теле Европы, которая вдруг оказалась на грани того, чтобы отказаться от всего того, что мы, европейцы, достигли в последние четверть века. Поэтому так важен параграф минской Декларации, где про Украину — ни слова, зато говорится, что  "лидеры по-прежнему привержены идее создания общего гуманитарного и экономического пространства от Атлантики до Тихого океана". То есть выходит, что все-таки, возможно, у нас есть, к чему стремиться вместе.

Очень важно, о какой Украине идет речь в Декларации Путина, Олланда, Меркель и Порошенко. В этом документе они подтвердили "полное уважение суверенитета и территориальной целостности Украины". И при этом ни слова про Крым. То есть получается, что все, о чем договорились, касается Украины в тех границах, в которых ее видят в Москве.

Дворец независимости. Новая резиденция белорусского президента. Внутри дворца — три этажа.  

Державные чашки с гербами, которые белорусы выложили даже в пресс-буфете, — обычно такое — только для членов делегаций. То есть белорусские протокольщики старались. Но не тут-то было! Более того, как выяснилось, еще за сутки до встречи все стало развиваться если и по плану, то не так, как считалось.

День прилета лидеров. Точно по задуманному протоколу шел только президент Франции, и тот — только по началу. Ему единственному белорусы смогли по канону вручить хлеб-соль. Но сам же Олланд первым уже из лидеров нарушил стереотипы, когда по приземлении в Минске самолета Меркель взбежал к ней по трапу. Вообще-то это — прерогатива исключительно посла.

Тем не менее, первая в их жизни встреча с Александром Лукашенко прошла так, как будто видятся они не в первый раз, хотя Белоруссия, как известно, не то что в ЕС, а даже в Совет Европы не входит. Вручивший Меркель букет цветов Лукашенко объяснил нам, в чем дело.

"Меркель блестяще разговаривает по-русски", — пояснил белорусский президент.

- А Олланд как на это реагирует? В этом смысле интересно через вас взглянуть на внутреннюю механику взаимодействия нормандской четверки.

- Отлично реагирует, потому что перевод сразу был на французский язык, — уточнил Александр Лукашенко.

- То есть ему с русского на французский переводят?

-  Да.

- То есть Путин с Меркель говорят между собой по-русски, а Олланду переводят на французский?

- Да.

Как выяснилось, встретив еще до этого Порошенко и отведя к нему Олланда и Меркель, Лукашенко потом собирался свести их с Путиным в специально приготовленном помещении для переговоров на верхних этажах и подальше от прессы. Но, белорусский протокол совершенно правильно рассудил, что Путина в аэропорту поднимется встречать посол Суриков, а без хлеба-соли можно обойтись. На самом деле многие заметили и благодаря разъяснениям "Комсомольской правды" узнали: Путин уже давно попросил всех встречать его без "всего этого" — оказывается, он не любит излишеств.

Но, оказавшись во дворце Лукашенко, Путин вообще взял протокол в свои руки. Воспользовавшись той самой лингвистической близостью практически со всеми участниками и увидев ближайшую дверь в какое-то помещение, где было где присесть, он предложил там и начать беседу, то есть с ходу взял инициативу в свои руки. Перед журналистами двери закрыли.

Кто-то из фотографов все же умудрился через щель сделать снимок, на котором Путин, похоже, ломает карандаш. Может, так только кажется.  Но ведь и пресс-секретарь Путина Песков потом скажет, что переговоры шли "эмоционально".

Ночь  7-го на 8 февраля. Москва. Из Киева Меркель и Олланд прилетели к Путину. Задание — готовить возможную встречу "четверки" — дают старшим дипломатам, которые на то и дипломаты, что, если и мелькают в кадре, то очень-очень вдалеке.

От России это — статс-секретарь МИД Григорий Карасин. Накануне он встречался с коллегами в Берлине и Минске. Почему именно он?

- Григорий Борисович, вы — статс-секретарь Министерства иностранных дел?

- Статс-секретарь, заместитель министра иностранных дел.

- Отвечаете за связи с другими органами власти в том числе?

- Да, в том числе.

- По этой причине, например, в Совете Федерации вы представляли закон президента Путина о возможности использования Вооруженных сил на Украине?

- Не только поэтому. Дело в том, что основная часть моего портфеля — это двусторонние отношения с государствами СНГ. То есть в данном случае совпало.

В Минске Карасин держался своего непосредственного начальника — министра Лаврова, а тот, выйдя из Зеленой гостиной, сообщил, что переговоры идут "супер".  Судя по всему, на основе документов, подготовленных дипломатами, к полдесятого вечера 11 февраля у лидеров действительно обнаружились какие-то совпадения. Иначе почему они завершили переговоры в узком составе и выдвинулись на так называемое семейное фото?

Про Порошенко было известно, что он к тому времени однажды покидал "четверку", чтобы сделать телефонный звонок. Журналисты думали, что в США. На самом деле — в свой Генштаб, где его уверили, что из Дебальцево все-таки есть выход. Потом про это Путин скажет так: "Представители руководства Украины полагают, что окружения нет. И поэтому они считают, что все пройдет достаточно спокойно. У меня изначально были сомнения. Я с вами готов ими поделиться. Если действительно такое окружение имеет место, то, исходя из нормальной логики вещей, те, кто в окружении, будут предпринимать попытки из него вырваться, а те, кто находятся снаружи, будут предпринимать попытки организовать коридор для выхода своих окруженных военнослужащих".

На тот момент казалось, если теперь президенты и канцлер начнут движение с первого этажа на второй, в сторону зала, приготовленного для переговоров в расширенном составе, значит, прогресс все-таки есть. Они и пошли. И начались переговоры в расширенном составе. Но когда оттуда в коридор уже второго этажа стали выходить члены делегаций, стало понятно, что процесс затягивается, пусть даже Сергей Лавров продолжал играть со словом "супер".

- Сергей Викторович, как дела?

- Активно.

- А вы говорили "супер" до этого. Это был суперхорошо или супер так себе?

- Это лучше, чем супер, — заверил Сергей Лавров.

Правда, из реакции его украинского коллеги Павла Климкина, было похоже, что супер — у русских, французов и немцев. А вот киевляне начинают затягивать.

- Усталые, но довольные или нормально?

- Усталые — это точно, — отметил министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

- Довольные ли?

- Насчет довольные — это вопрос, который требует обсуждения.

- Вы говорите коллективными категориями или категориями украинской делегации?

- Я не знаю, вы спрашиваете коллективно или категориями украинской делегации?

- Коллективно все довольны?

- А вот это вы спросите глав держав.

Спросить удалось только утром.

А пока журналисты перешагнули полночь, лидеры  всех провели. Оказывается, передвижение на втором этаже Лаврова, Штанмайера, Клинкина, Карасина были своего рода отвлекающими маневрами. Итак, на часах — 29 минут первого. Лидеры России, Германии, Франции, Украины опять скрылись за дверями.

До рассвета и даже после него по небольшому фойе первого этажа носились официанты с батареями бутылок с минералкой, неисчислимым количеством подносов с бутербродами и, как утверждают белорусы, с драниками. Но какое политическое блюдо пытались изготовить сами лидеры? Судя по всему, дольше всего они оттачивали то, что и отличает протоколы "Минска-2" от "Минска-1" в сентябре прошлого года: график действий и выход на политическое урегулирование.

"Договорились о прекращении огня с ноля часов 15 февраля. Вторая позиция, которую я считаю чрезвычайно важной, — это отвод тяжелый вооружений от линии соприкосновения для украинских войск и от линии, обозначенной с сентября прошлого года Минских соглашений для ополчения Донбасса. Далее — комплекс вопросов, связанных с политическим урегулированием, долгосрочным политическим урегулированием. Здесь несколько позиций. Первая из них — это конституционная реформа, в которой должны быть учтены законные права людей, проживающих на территории Донбасса", — заявил Владимир Путин.

"Прекращение огня — это абсолютно точно первое условие. Второе условие — немедленный развод, начинающийся со второго дня после прекращения огня, тяжелой техники, тяжелых вооружений. Прописано все, вплоть до систем залпового огня, — подчеркнул Григорий Карасин. — Если кто-то будет уличен в том, что это не выполняется, то  это — предмет сурового разбирательства".

Интересно, что в итоговом документе конституционная реформа — это пункт 11-й. То, что Путин упоминает его почти сразу, — свидетельство того, что права человека в "четверке" "пробивали" россияне. 

"Очень важно, что к документу есть приложение, состоящее из цитирования уже существующего закона о временном статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей", — сказал Григорий Карасин.

- Вы говорите о сноске?

- Да, это сноска.

- Она была отозвана на определенном этапе из Верховной Рады?

-  Нет, не отозвана. Она действует, но носит временный характер. Именно поэтому мы пришли к пониманию необходимости включить это в качестве сноски в единый консолидированный документ, чтобы никто не мог потом какими-то  хитрыми изменениями процедурными вычеркнуть оттуда отдельные положения.

- Очень необычные для дипломатии сноски.

- Тем не менее, это нужно.

В этой сноске — от очевидного языкового самоопределения до такой конкретики, как участие органов местного самоуправления дончан и луганчан в назначении глав органов прокуратуры и много чего еще очень конкретного, в том числе создание народной милиции.

- А как насчет своих вооруженных формирований?

- Это не вооруженные формирования —  это правоохранительные органы, — отметил Карасин.

- Но свои?

- Свои.

В разгар ночных переговоров перехватываем в Минске и бывшего посла России в США, а теперь уже многолетнего помощника Путина по международным вопросам Юрия Ушакова.

- Олланд сказал: "Это — последний шанс". Это действительно так?

- Работа идет очень интенсивно, — сказал Ушаков.

-  Но это — последний шанс или нет?

- Работа ведется. Пока больше ничего сказать не могу.

"Почему так долго шли согласования? Я думаю, это связано с тем, что, к сожалению, киевские власти до сих пор оказываются от прямых контактов с представителями Донецкой и Луганской народных республик. Даже несмотря на то, что они непризнанные. Но надо исходить из реалий жизни. И если все хотят договориться на долгосрочной основе выстроить отношения,  нужно пойти на прямые контакты", — заявил Владимир Путин.

Так вот какую вели россияне работу, чтобы план защиты русскоязычных дончан и луганчан утвердили и немцы с французами. Их подписи стоят и под всеми другими пунктами.

Позже разбираем эту ситуацию с Григорием Карасиным.

- В начале недели все говорили о том, что встреча лидеров, саммит нормандской четверки состоится в Минске при условии, если между собой договорится Контактная группа. Но, похоже, главные договоренности шли в этой группе нормандской четверки на уровне заместителей министров иностранных дел?

- Естественно, что нормандский формат помогал Контактной группе прийти к каким-то реальным договоренностям. В Контактной группе это сделать сложно, потому что наши страны представлены там единичными фигурами, хотя и значимыми: это бывший президент Украины, и посол Российской Федерации, и уважаемая нами Хайди Тельявини из ОБСЕ, и представители Донецкой и Луганской областей, — отметил Карасин.

- С которыми, впрочем, не хочет общаться Киев напрямую.

- Документ, который принят, именно об этом: "Дорогие товарищи киевляне, дорогая киевская власть, если вы хотите вернуть определенные районы Донецкой, Луганской областей в единую политическую, экономическую и гуманитарную сферу Украины, будьте добры, наберитесь смелости, воли, переступите через определенные комплексы, которые разрабатывались не одно десятилетие, к сожалению, и наладьте нормальный диалог с теми людьми, которые страдают от вашей силовой акции".

К утру в белорусском Дворце независимости мы изучили уже, кажется, все. А о том, что компромисс есть, стало понятно, когда к Зеленой гостиной прибежала Хайди Тельявини из ОБСЕ. Контактной группе стало, что подписывать. Нормандская четверка помогла.

"Это не самая лучшая ночь в моей жизни. Это утро, на мой взгляд, доброе. Потому что, несмотря на все сложности переговорного процесса, нам все-таки удалось договориться о главном", — подвел итоги встречи Владимир Путин.

Сегодня