Киселев рассказал анекдот про Псаки

Воистину историческое событие случилось в Америке 20 февраля. Госдеп объявил, что его спикер легендарная Джен Псаки уходит в декрет. Когда у самой Джен спросили, от кого она беременна, та по привычке сначала опустила голову в свои записи, а потом сказала: "Точно не могу сказать. Сейчас поднимусь в офис и уточню". Впрочем, это анекдот. Про Псаки анекдотов ходит много.

С 1 апреля она идет на повышение и становится официальным представителем Белого дома. Это не анекдот. Принцип отрицательной селекции работает. Можно представить, как будут ломиться журналисты на ее брифинги! Аншлаг гарантирован.

Мэт Ли из Associated Press, который, как многие думают, откровенно тролил Джен Псаки, узнав, что она уходит из Госдепа, сказал ей: "Джен, мы будем скучать". "Мэт, у нас есть еще шесть недель", — с оптимизмом ответила Псаки. Да, оптимизма ей не занимать.

Мэт Ли отнюдь не тролил Джен Псаки, а давал ей возможность показать всем, с какой легкостью и даже беззаботностью надо справляться с ситуацией, когда ею абсолютно не владеешь. В этом ведь тоже искусство. Когда Псаки сообщала, что газ в Европе течет с Запада на Восток, то потом не кусала ногти и явно не рвала на себе волосы. В следующий раз выходила с шикарным маникюром, безупречно уложенной прической и по-прежнему обаятельно говорила об избирательных "каруселях", ровном счетом не понимая, что произносит. Потом с обезоруживающей прямотой, решительно признав собственное невежество, покидала журналистов с видом победительницы.

Но ведь и каждый слушатель Псаки чувствовал себя победителем, мол, какой я умный, что вижу, какая тупица пресс-секретарь Госдепа США. Многие ли люди рядом с нами способны доставлять удовольствие такого рода? Как и удовольствие посмеяться над анекдотом о них. "Мы отправим флот к берегам Белоруссии...", — заявила Псаки на одном из брифингов. Народ все понял. И в обыденном сознании уже неотличимо, что она говорила, а что она о себе провоцировала.

Ее любили и наделяли образами, как сейчас модно, позывными: Огненная Дженнифер, Милашка Дженни, Солдат Джен, даже Джен Тоник. И вот она уходит в декрет... Но декрета в Америке нет. И это не анекдот. В нашем понимании декрет — это по 70 дней оплачиваемого отпуска до и после родов, а затем полтора года оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком, плюс еще отпуск до тех пор, пока ребенку не исполнится три года, с сохранением стажа и рабочего места. В Америке на роды — лишь 12 недель без оплаты. И все. Поэтому-то американки тянут на работе до последнего, чтобы хотя бы месяца три побыть с новорожденным, а потом — опять к станку.

Джен Псаки рожать в июле. Посмотрим, какой график себе выберет она. Так или иначе, а у своего будущего мужа Джен вызвала стартовый интерес, когда тот, будучи еще просто коллегой, позвонил ей спросить дорогу, а она с необыкновенной легкостью отправила его в противоположную сторону. Потом даже не смутилась.

У каждого человека, которого мы встречаем в жизни, есть чему поучиться. Когда Джен поднималась на трибуну в одном сапоге, то учила жить без комплексов. Когда порола явную чушь про какие-то якобы рассекреченные мутные спутниковые снимки территории Украины или не знала, как объяснить бегство украинских солдат на территорию якобы вражеской России, Псаки неизменно излучала уверенность, что Америка всегда права, ведь ее страна не может быть не правой. Разве не поучительно для граждан других стран?

Ожерелья из тяжелых камней, прямой взгляд и способность привести аудиторию в полное замешательство — это Псаки. Ее шеф Джон Керри, по опросам американцев, — худший Госсекретарь в истории США. Заслуга самого Керри? Да, и вклад Псаки тоже весом. Яркая фронтвумен, символ и показатель уровня американской дипломатии, не очень озабоченной деталями, историей и вообще фактами, — это Псаки. Наконец достижение цели, пусть даже сделав себя смешной, — это Псаки.

Ее технология? Брендирована. Псакинг. Это уже в словарях. Но когда кто-то занимается псакингом, то выходит куда грубее.

Сегодня