Экстремист Стригунков скакал выше всех, но так и остался москалем

Экстремист Стригунков скакал выше всех, но так и остался москалем

Полностью расстрелянная и сожженная автобаза, а под ней, под руинами прячутся люди. В бомбоубежище под Первомайском находятся более ста человек. 24 из них — дети. Больше месяца они не выходят на поверхность, где идут постоянные бомбежки. Но люди хоть как-то пытаются обустроить свою жизнь. Они даже установили печку-буржуйку.

В печку уже ушла вся березовая аллея, которую сажали всем городом. "Этим березам было по 30 лет, а мы их засовываем в печку. Жизнь свою сюда засовываем", — говорят люди.

В убежище — запредельные духота и влажность, идеальная среда для распространения инфекций.

Гуманитарной помощи на всех не хватает. Лекарства брать негде. Больные дети лежат вповалку под одеялами.

Школы разбиты, в убежище даже учебники не успели принести. Люди говорят, что после такого жить в одном государстве с Украиной они точно не будут.

В ночь на 15 февраля, выполняя Минские соглашения, руководство самопровозглашенных республик отдало приказ о прекращении огня. С украинской стороны перестали стрелять по мирным городам. Правда, сдавать в музей позаимствованные военные раритеты, ополченцы пока не торопятся.

Несколько десятилетий танк простоял на пьедестале в Антраците. Теперь — в резерве отдельный казачьей танковой бригады.

Ополчение — многонациональное. Темнокожий Эдгар из ЮАР старательно вывел на ремне от пулемета девиз: "За святую Русь". "Приехал из ЮАР к бабушке в гости, а тут началась война. Приехал Родину защищать. У меня мать — русская", — сказал Эдгар. Ополченцы к Эдгару привыкли не сразу.

Эдгар с братом успели поучиться в местном вузе. После начала боевых действий их дороги разошлись. Эдгар — за святую Русь, а брат — за "Правый сектор", стал читать проукраинский рэп. На выборах мистер Стив, как и положено, украинскому националисту, голосовал исключительно за Яроша. В то, что его брат воюет на стороне ополченцев, верить отказывается.

Мистера Стива как гражданина Украины скоро должны призвать в армию. Мысль, что они могут встретиться с братом на передовой и даже будут стрелять друг в друга, в голове чернокожего правосека еще не укладывается. "На брата я бы я руку никогда не поднял, тем более он спокойный человек", — говорит он.

С начала Майдана прошло больше года. Роман Стригунков — активист из России. Он — один из тех, кто помогал развязать на Украине кровавую бойню. Активисты из России прибыли на Майдан помогать интегрировать Украину в цивилизованную Европу. Помогали активно, ходили маршем.

Юлия Талопа — неприметная обитательница палатки русского легиона на Майдане — сейчас героиня украинских сюжетов про подвиги бойцов "Айдара". Юле — всего 17. Она сбежала из родного Ставрополя в поисках приключений и славы. И вот уже с юной россиянкой позируют известные украинские политики. Ее приводят в пример другим россиянам и даже обещают украинское гражданство.

Правда, гражданкой Украины Юлия Талопа так и осталась лишь на словах Олега Ляшко. Впрочем, как и ее соратник Роман Стригунков. "Я ожидаю, что получу статус политического беженца", — сказал он. Домой в Россию Роману никак нельзя — у него статья за публичные призывы к экстремистской деятельности. Он действительно мечтает, чтобы Майдан случился и у него на Родине.

"Мне грозит в России до 7 лет", — признался Стригунков. Он весь год обивает пороги украинских чиновников, надеясь, что новая власть из благодарности за участие в Майдане все-таки даст ему политическое убежище. Пока безуспешно. "Никаких обещаний никто не дает, россияне здесь — люди второго сорта", — отметил Роман. Хоть и скакал выше всех, но в Киеве он так и остается москалем.

Сегодня