Курчатовский институт - мировой научный лидер

Автор: Дмитрий Киселёв

Большая утрата для отечественной науки — не стало выдающегося советского и российского ученого, физика-теоретика, академика РАН Анатолия Логунова. Его научная жизнь с самого начала была связана с МГУ имени Ломоносова, физфак которого он окончил в 1951 году. Там же защитил и докторскую.

В 1963-м 37-летний профессор стал директором Института физики высоких энергий, что еще лишь строился в подмосковном Протвино. Под руководством Анатолия Логунова уже через четыре года там возник крупнейший в мире ускоритель протонов У-70. Он и сегодня — в "пятерке" мощнейших в мире.

"Анатолий Алексеевич Логунов для меня был великим ученым. А я был молодой человек. Он занимался физикой элементарных частиц, был инициатором строительства огромного Серпуховского ускорителя. И если бы все, как говорится, было в порядке, может быть, современный ЦЕРН был бы не там, где он есть, а у нас", — сказал Жорес Алферов, вице-президент РАН, депутат Госдумы, лауреат Нобелевской премии.

В 1977 году Анатолий Логунов — ректор МГУ. За 15 лет на этом посту были открыты новые факультеты, например, социологии, да и в целом университет внес весомый вклад в советскую науку.

"Логунов останется не только как ученый, но и как человек, который очень много сделал в организации науки. При нем Госуниверситет очень тесно сотрудничал с Академией наук по науке и подготовке кадров. То есть то, что сегодня очень многие реформаторы науки пытаются каким-то образом подчеркнуть как достижение на будущее, Логунов и его команда то время это сделали", — отметил Владимир Фортов, президент РАН.

В последние годы Анатолий Логунов вернулся в Протвино, где и трудился до последних дней в родном Институте физики высоких энергий.

"Это очень цельный человек, очень преданный делу, очень трудолюбивый и очень скромный. Я думаю, что память об Анатолии Алексеевиче у всех, кто его знал, кто знал этого удивительного человека, навсегда сохранится в сердцах", — сказал Виктор Садовничий, ректор МГУ имени М. В. Ломоносова.

Академик Логунов ушел из жизни 1 марта на 89-м году жизни. 4 марта его похоронили на Троекуровском кладбище. Тихо, без прессы и помпезных прощаний. Были лишь самые близкие. Такова была последняя воля академика. И это при том, что его исследования во многом заложили основу наших научных успехов на десятилетия вперед.

Физика высоких энергий — наука с большим диапазоном, и понятно, что ей занимаются у нас в разных научных центрах. Старейший носит имя легендарного Курчатова. Более ста гектаров строго охраняемой территории. Внутри — то, что вполне заслуживает названия "ядерный алтарь России".

Автор: Полина Ермолаева

Здесь строят науку будущего, превращая в реальность сенсации из области научной фантастики. Новую эру в медицине открывают биоразлагаемые полимеры — на них человеческие клетки можно высаживать, как рассаду на грядку, и буквально выращивать новый сосуд или желчный проток. Орган приживается — каркас распадется на углекислый газ и воду. И это — обозримое будущее, а в настоящем такой уникальный нетканый материал из волокон диаметром от ста нанометров может работать как ожоговое покрытие.

"Это прототип искусственной кожи, тот материал, на который потом наши коллеги-биологи посадят клетки, правильно их проростят, и тогда это будет искусственная кожа", — пояснил Тимофей Григорьев, заместитель начальника лаборатории полимерных материалов Курчатовского комплекса НБИКС технологий.

Курчатовский институт, прославившейся на весь мир разработками в области атома, развивает новые научные направления. Мыслить на столетие вперед — вот принцип Игоря Васильевича Курчатова, основателя института. Наступление на атомном фронте Советский Союз начинает как раз в дни Сталинградской битвы.

"Бомба — вынужденная необходимость, — подчеркивал в выступлении Курчатов. — Мирный атом — вот цель". Как современны эти слова!

"Это только начало" — было написано на американской атомной бомбе, отправленной на Хиросиму и Нагасаки. В августе 1945 года у Советского Союза выбора уже не оставалось, вопрос стоял, быть или не быть цивилизации. Ученые перешли на круглосуточный режим работы, и всего через год в первом реакторе Курчатов реализовал первую в Евразии и вторую в мире цепную реакцию деления урана.

"Когда вы имеете сверхзадачу, вы всегда получаете сверхрезультат. Это — главный вопрос. И он абсолютно перекликается с сегодняшним днем. У вас должна быть задача за гранью жизни конкретного поколения. Только тогда вы можете сделать серьезное дело, рывок, бросок. Вот как было здесь. Создавали атомную бомбу, а взорвали цивилизацию", — отметил Михаил Ковальчук, директор НИЦ "Курчатовский институт".

Маленький домик — реактор Ф-1. Вокруг него сегодня — огромные современные здания научного центра. Все меняется в институте, кроме превращенной в музей "хижины лесника" — так шутливо называл сам курчатов свое жилище. Гостиная с камином и роялем, здесь отдыхали курчатовцы. Массивная лестница ведет на второй этаж, где огромная библиотека, она же бильярдная — играл Курчатов бессонными ночами. На рабочем столе — очки, неоконченная рукопись и телефон — прямая связь со Сталиным.

В этом доме Курчатов поселился в 1946 году. Он хотел жить на работе, не теряя бесценное время на дорогу. Особняк построили прямо на территории института, в том месте, на которое указал сам ученый. Отсюда до реактора — пять минут пешком. Домашний кабинет был продолжением его институтского кабинета — здесь большие ученые обсуждали проблемы атомной энергетики.

В 1949 году ядерная монополия США разрушена. А совсем скоро Советский Союз вырывается далеко вперед. Испытывает водородную, а затем и термоядерную бомбы. И вот уже весь мир повторяет новое слово "токамак", вряд ли понимая, что скрывается за аббревиатурой "тороидальная камера с магнитными катушками". Изобретение ученых Курчатовского института. Долгое время научный мир не верил в рекорды токамака.

"Приехали англичане со своей аппаратурой мощной. Пять больших фур вошло на территорию Курчатовского института. Они поставили аппаратуру и получили даже температуру плазмы, даже выше чуть-чуть, чем мы докладывали", — вспоминает Петр Хвостенко, руководитель отделения токамаков, заместитель директора Института физики токамаков НИЦ "Курчатовский институт".

Токамак с десятым порядковым номером — ветеран, служит науке ровно 40 лет. На одном из агрегатов — звездочки, как на фюзеляже, только здесь они обозначают не поверженных врагов, а число импульсов для изучения горячей плазмы во благо человечества. Токамаки — будущее мировой энергетики, неиссякаемый источник энергии. Во Франции сейчас сооружается международная установка под названием ИТЭР.

Ни одна страна, кроме России, не в состоянии обеспечить ИТЭР низкотемпературными сверхпроводниками. В Курчатовском институте их и производят, и многократно тестируют.

Участие в международных научных проектах неоспоримо. На суперкомпьюетере обрабатывают и хранят данные, полученные в результате экспериментов в Большом адронном коллайдере, и даже моделируют события в ЦЕРНе.

"В конце концов вы ищете одно событие среди 10 миллионов, это примерно как в Женевском фонтане одну каплю воды надо отследить. Довольно сложная задача", — пояснил Василий Велихов, заместитель директора по информационным технологиям и системам НИЦ "Курчатовский институт".

Суперкомпьюетер способен выполнять 300 триллионов операций в секунду — немыслимые возможности. Но настоящий научный прорыв Курчатовский институт совершил с появлением синхротрона. Только великие научные державы могут позволить себе такие установки. Вокруг нее и образовался центр нано-, био-, инфо- и когнетивных технологий.

Синхротронная мегаустановка позволяет ученым заглянуть внутрь любого вещества, понять строение материала на атомном уровне. Еще полвека назад это казалось научной фантастикой. Сегодня к синхротрону стоит очередь. Он работает 24 часа в сутки.

Ученые получают информацию о микро- и наномире, изучают структуру белка, создают новые технологии и устройства, приближаясь к сотворению человекоподобных систем и даже к искусственному интеллекту.

"Создать такую сложную систему, которая воспроизводила хотя бы мозг млекопитающих, не говоря уже о человека, — это амбициозная задача на будущее", — уверен Максим Занавескин, начальник отдела прикладных нанотехнологий Курчатовского комплекса НБИКС технологий.

Мозг мыши в Курчатовском институте светится под микроскопом. Ярко-зеленые нейроны можно увидеть благодаря зеленому флюоресцентному белку — грызунам подсажен ген медузы. Клетка — как лампочка — загорается, когда мышь запоминает что-то новое. Так ученые исследуют механизмы формирования памяти.

"Это позволяет понять, что происходит в голове у человека, без того, чтобы мы залезали внутрь головы электродами", — рассказала Марина Рощина, младший научный сотрудник отдела нейронаук НБИКС.

"Это все ляжет в основу помощи людям, у которых что-то пошло не так с памятью, которые не могут запоминать, или пожилым людям, у которых память теряется со временем", — отметила Ольга Ивашкина, младший научный сотрудник отдела нейронаук НБИКС.

Исследования памяти однажды позволят лечить и посттравматические синдромы у жертв терактов или вернувшихся с войны. Персональная медицина — вот вызов XXI века. Схемы лечения — исходя из генетических предрасположенностей — для этого в курчатовском институте уже расшифрованы порядка 20 геномов.

Еще один шаг в будущее — таргетные лекарства — нанокапсулы доставят препараты точно в цель, например, в раковую опухоль.

Современная наука так много и так мало знает. Ученые обещают: открытия ближайших десятилетий — как когда-то изобретение атомной бомбы — переформатируют цивилизационное пространство.

Курчатовский институт — мировой научный лидер. Его путь — от создания разрушительного оружия до спасительной для человечества ядерной медицины, от секретной лаборатории номер 2 до Национального исследовательского центра, где совершаются научные открытия на грани фантастики и за гранью понимания.

Сегодня