Конвейер пыток: украинские силовики пользуются средневековыми методами

Читайте нас в Telegram

13 марта в московском пресс-центре агентства "Россия сегодня" был представлен уже второй доклад под названием "Военные преступления украинских силовиков: пытки и бесчеловечное отношение". Над документом работал Фонд исследования проблем демократии под руководством Максима Григорьева.

"Мы можем совершенно ясно сказать, что практика пыток и бесчеловечного отношения со стороны Службы безопасности Украины, со стороны Вооруженных сил Украины, различных соединений МВД Украины, в том числе Национальной гвардии, незаконных вооруженных формирований, таких как "Правый сектор", носит абсолютно системный характер. Она приобретает все более масштабный характер. Этот конвейер пыток, который запущен, работает во все больших масштабах. И, конечно, все это не может делаться без непосредственного указания руководства этих структур, потому что масштабы таковы, что совершенно очевидно, что это не отдельные случаи. Сотни людей подвергаются этим пыткам", — заявил Максим Григорьев.

Доклад составлен на основе опроса сотен пленных, переданных украинской стороной Новороссии в ходе обменов, бывших трактористов и шахтеров. Всех их пытали, причем большинство подвергнутых пыткам даже не были ополченцами.

Методы — средневековые: ломали ребра, жгли, душили, резали и кололи, зубы щипцами вырывали и клеймили раскаленным железом, проламывали черепа, калечили.

"Из меня начали выбивать какие-то показания. Электрошокеры. Они очень сильно бьют в сердце. У меня сердце практически остановилось. Очень сильно людей пытали. Привозили их с отломанными пальцами, побитыми молотками. У людей были разрублены руки!" — рассказал Владимир — один из бывших пленных.

"Мне делали инъекции наркотические. Под их действием проводились допросы. Также использовали газ для пыток", — рассказала освобожденная пленная Ольга Вербицкая.

"Били обыкновенным молотком по всему телу", — вспоминает бывший пленный Андрей Панченко.

"Тяжелым предметом в область ног, спины, почек наносились удары. Также электрошокером и водой пытали. Когда я теряла сознание, обливали водой", — с ужасом в голосе рассказала освобожденная пленная Ольга Селицкая.

Еще, как и в средневековой Франции, можно было бы заливать рот расплавленным свинцом или сдирать кожу, но вместо это обходились более современными методами: электрошок, прикладом по голове с разных сторон ("неваляшка" называется) или "бандеровская удавка" — проволока или веревка с колечком на конце. Еще "качели" — это когда бьют ломом до разрыва сухожилий и разрушения суставов.

"У нас есть примеры, когда люди говорили о том, что уже после обмена пленных, когда украинская сторона их уже передала, пришли за их родственниками. И фактически отправили ближайших родственников в этот пыточный конвейер. То есть люди смертельно боятся за своих родственников. То, что сейчас происходит на Украине, — атмосфера тотального страха. Особенно в ряде городов юго-востока, в Одессе и Харькове. Много людей оттуда приезжают. Они боятся высказать даже свое мнение", — отметил Максим Григорьев.

Такое впечатление, что Украина реально погружается в мрак Средневековья. Пытки — лишь одна из примет. Зримым символом мрачных времен стал ров, который роют вокруг Украины на западе, со стороны Приднестровья, и на востоке, на границе с Россией. Никакого оборонительного значения эта залитая водой канава не имеет, поскольку для современных вооруженных сил препятствием не является. Но высшая киевская власть тратит на ров многие десятки миллион долларов, называя проект "фортификационным сооружением".

"Мной утвержден план строительства фортификационных сооружений. Все согласовано по закону. Согласован порядок строительства соответствующим определением подрядчиков и ответственных в областных государственных администрациях, которые отвечают за каждый участок на линии соприкосновения", — заявил президент Украины Петр Порошенко.

Если присмотреться, то дикость Средневековья распространяется по Украине стремительно. Европейская инквизиция запрещала книги. Сейчас на Украине запрещают фильмы. Также уже запрещены более ста российских картин.

Инквизиторы жгли еретиков на кострах. Правосеки, улюлюкая, сожгли десятки современных еретиков в одесском Доме профсоюзов. Уличные зверства как зрелища вошли в уклад украинской жизни. Человек — не более, чем мусор, в бак его. И в лучших традициях инквизиции — пытки и публичный позор как путь к очищению души. Варварство и мракобесие! Толпа, что развлекается местью, и "охота на ведьм", то есть поиск тех, на кого бы свалить вину за общие неудачи. Отсюда и череда самоубийств.

На прошедшей неделе еще один экс-депутат из Партии регионов Станислав Мельник застрелился в квартире. Совсем недавно другой — Михаил Чечетов — выбросился с 17-го этажа. А чуть ранее повесился мэр Мелитополя. Руки на себя наложила и экс-глава Фонда госимущества Валентина Семенюк. Это лишь самые громкие случаи сведения счетов с жизнью.

Еще одна примета Средневековья — деградация языка. В темные времена Европы появилась так называемая кухонная латынь. Сейчас на Украине хуже. В арсенале политической борьбы нацистов — обилие площадной брани при общей примитивизации текстов, эмоций, мысли, этики.

Еще — презрение к науке и научным знаниям. История — лишь показатель. И тогда князь Владимир становится основателем Украины, а служившего в русской армии Тараса Шевченко рисуют в форме карателя. Дикое надругательство над истиной.

По словам самого Шевченко, он не освоил "ни одного ружейного приема". И пока поручик Лев Толстой нюхал порох в Севастополе, а хирург Пирогов сшивал раненых там же, Шевченко был привилегированным солдатом в глубоком тылу. Лишь поначалу носил форму, а к концу службы уже ходил не в форме, а в парусиновом костюме и пальто, выпивая и закусывая в домах русских офицеров. Еще увлекался дорогой тогда фотографией, а первоначальный запрет для Шевченко рисовать ослаб настолько, что можно было подрабатывать на пейзажах и портретах.

Так или иначе, а фигуру Шевченко наряду с Бандерой сделали на Украине центральными в духовной истории, а наш общий корень из сотен действительно великих вырубили и выкинули. Конструкция вышла реально хилой и уязвимой. Защитить ее способен лишь гвалт.

Но самое большое сходство со Средневековьем все же у системы власти. На Украине, она, мягко говоря, смахивает на феодализм. Это когда в центре — монарх, но его сюзерены на местах могут быть даже богаче и необязательно покорны суверену.

Так и на Украине. В центре — олигарх-президент Порошенко. Раздал олигархам-сюзеренам земли под условие подавления на них протестов. Как и в Средневековье, иные сюзерены оказываются и богаче, и сильнее монарха. Как и в Средневековье, тягаются с ним. Так, олигарх-губернатор Коломойский тягается с олигархом-президентом Порошенко. И успешно. У Коломойского своя частная армия — Нацгвардия и "Правый сектор", которых он спонсирует, своя  территория — Днепропетровская область, которую он расширяет за счет городов Донбасса и Одессы. В Одессе губернатором — тоже олигарх Игорь Палица, вассал Коломойского. Палица — его человек, а не президента. Точно, как в Средневековье: "вассал моего вассала не мой вассал".

Наконец вполне в средневековой традиции власть на Украине захвачена силой. Главное оружие штурма тоже стилистически выдержано: пики, палки и огонь.

Петрарка такие времена в Европе называл "темными". Города переполняли нечистоты, местные дороги под дождем превращались просто в грязь, леса сводились на дрова, а храмы врагов захватывали или жгли. Чем не Украина сейчас?

Добавим сюда распространение пророков да шарлатанов, и картина становится вполне полной. Ни мобильная связь, ни Facebook не спасают. Архаизация украинской жизни очевидна. Да еще усобица и время от времени вспыхивающая война. От нее бедных охватывает страха голода, а значит, они уже нищие. Их обманывают и используют. Средневековье.

Сегодня