Валентин Янин - человек-история

Отец российской археологической школы и, пожалуй, самый известный из ныне здравствующих историков - Валентин Янин - отметил свое 80-летие. Благодаря ему мы расширили свои представления об истоках нашей культуры, о своем наследии, ведь это его величайшая находка - новгородские берестяные грамоты.

Cразу и не поверишь, что ему 80. Точнее, только 80. Валентин Лаврентьевич Янин - ученый-эпоха, человек-история, планета российской археологии. Летом будет уже 62-я экспедиция, которую он возглавит. А началось все еще в школе с увлечения старинными монетами. Коллекцию он потом передаст в Исторический музей. Там же познакомится руководителем отдела нумизматики Александром Сиверсом, товарищем Горчакова, лицейского друга Пушкина.

"Я когда здоровался с Сиверсом, думал: два рукопожатия до Пушкина, три - до Державина. Время-то, оказывается, сжато", - говорит академик РАН, археолог, доктор исторических наук Валентин Янин.

Поэтому и не было ничего удивительного в том, что документы Янин понес на исторический факультет МГУ. "Я перебежал дорогу так, что переднюю ногу вытащил из-под заднего колеса. А там сидит Сталин и машет головой: "Нехорошо, молодой человек, нарушать правила движения". Вот с этим напутствием я и поступил в университет", - вспоминает он.

В университете его учителем становится Артемий Арциховский, тогда уже звезда мировой величины. Именно Арциховский в 1947-м приглашает первокурсника Янина в новгородскую археологическую экспедицию. В тех раскопках, кстати, участвовали не только студенты, но и пленные немцы.

Первые экспедиции. Друзья. Раскопки. Новгород вошел в его жизнь навсегда. "Удивительно счастливое время", - вспоминает Янин.

Земля послевоенного Новгорода. В ней еще остывал металл недавних боев. Им было по 18. Университетские романтики. И каждый тогда мечтал о своей Трое. Мечтал о ней и Валентин Янин.

Сенсация случилась в 1951-м - вместе с группой ученых он обнаружил в Новгороде первую берестяную грамоту. В последующие полвека археологи под руководством Янина раскопают еще почти тысячу. А ведь все грамоты  найдены в земле, на площади, не превышающей двух процентов территории древнего города.

"973 берестяные грамоты при двух процентах. Перемножьте это на все оставшееся, и получится, что не меньше 20-30 тысяч еще ждут своих открытий", - пояснил Валентин Янин.

Берестяные грамоты оказались уникальным историческим материалом, ведь до этого главным источником для хроник служили  летописи, часто многократно переписанные. В грамотах Янин нашел документальные подтверждения исторической легенде о призвании князя Рюрюка на Русь.

"Кривичи и новгородские славяне пришли из Южной Балтики. А когда они между собой поссорились, то послали за князем. Послали в те места, где они бывали, где жили. Оттуда призвали Рюрика", - сказал историк.

Береста рассказала и о том, что Рюрик был наемным чиновником. На зарплате новгородцев. Налоги не собирал и правом на земли не владел. Янин скрупулезен.  Его могут удовлетворить только факты. И поэтому новомодныx авторов альтернативной истории академик сравнивает с экстравагантными литературными героями.

"Швейк попадает в сумасшедший дом и знакомится с профессором, который доказывает, что внутри земли находится шар больше наружного. Вот когда я знакомлюсь, например, с работами Фоменко, я ощущаю себя Швейком, попавшим в сумасшедший дом", - говорит Янин.

Признание пришло рано. В 1970-м Янин становится лауреатом Государственной премии СССР, а в 1984-м - престижной Ленинской. В советские годы премия была символом исключительных заслуг. Кадры хроники: академик Янин получает диплом о присуждении премии из рук президента Академии наук СССР академика Александрова.

В музее Новгорода едва не каждый экспонат прошел через его руки, в том числе и послание новгородской девушки своему молодому человеку.

"Я посылала к тебе трижды. Что за зло ты ко мне имеешь? Что не приходишь?" Письмо Татьяны своего рода. Кстати, именно так оно было названо - "письмом Татьяны XI века", - говорит Янин.

Еще один звездный час Валентин Лаврентьевич пережил в 2000-м. В тот год была обнаружена знаменитая Новгородская Псалтырь - три деревянные дощечки, полностью исписанный псалмами царя Давида. Это самая древняя славянская книга на земле, на полвека старше Остромирова Евангелия. Впрочем, исторических ровесников или почти ровесников, найденных в Новгороде под руководством академика, хватило бы на собрания многих музеев.

В Великом Новгороде Валентина Лаврентьевича знает каждый. То есть буквально каждый - от таксиста до мэра. Он - почетный житель города, который не только изучает, но и защищает всю свою жизнь.

"Слишком много покушений на археологические древности. С одно стороны - "черные" археологи. С другой стороны - застройщики, которым наплевать, что у них под ногами, которые не интересуются защитой древностей", - подчеркнул Валентин Янин.

Он так и живет - на два города, между Новгородом и Москвой. Живет уже полвека. Впрочем, где его сердце, сомнений нет. После всех поздравлений и чествований, который звучат в эти дни, Валентин Лаврентьевич любит возвращаться домой и заводить старенький граммофон, иголки для которого - сейчас их уже и вовсе не достать - для него в обыкновенном деревенском сельпо как-то купил друг - академик Раушенбах. Бесценный подарок, учитывая, как Валентин Лаврентьевич любит слушать голоса известных дореволюционных теноров.

А дальше он ставит одну из шести тысяч пластинок своей коллекции. Валентин Лаврентьевич не только историк и археолог, но и заядлый филофонист. Музыку он может слушать часами. В том, конечно, случае, когда это не мешает работе.

Впереди - юбилей Великого Новгорода. 1150 лет истории города, о неизвестных страницах которой, признается академик Янин, ему еще очень многое хотелось бы рассказать.

Сегодня