Тема:

Пожар в ИНИОН 23 месяца назад

Халатное отношение: директор сгоревшей библиотеки подал в отставку

Халатное отношение: директор сгоревшей библиотеки подал в отставку

Академик Юрий Пивоваров, которого считают ответственным за пожар в научной библиотеке ИНИОН, ушел в отставку. Бывший директор собрания уникальных изданий, большая часть которых сгорела, была залита водой и распродана на книжных развалах, уже вызван на допрос и может стать основным фигурантом дела по статье "Халатность". Пивоваров сам написал заявление об уходе. Однако об истинных причинах такого решения рассказал программе "Вести".

Бессменный директор Института научной информации общественных наук с 1998 года, Юрий Пивоваров ушел по собственному желанию. Впрочем, он признался, никакого желания не было.

"Со стороны может показаться, раз человек написал заявление, значит, признал себя виновным. Нет, никогда! Я считаю, никакой халатности не было. В прошлом году я не получил ни копейки на противопожарные дела", — подчеркивает научный руководитель ИНИОН РАН Юрий Пивоваров.

Однако, по данным газеты "Известия", в декабре прошлого года некая фирма "Гарант" получила от института почти четверть миллиона рублей. За эти деньги она провела техобслуживание системы пожаротушения и сигнализации. В Интернете нет ни телефона, ни факса этой конторы. Адрес, по которому она зарегистрирована, — квартира в панельной многоэтажке.

"У меня не было нареканий", — говорит об этом Юрий Пивоваров.

— Почему тогда произошел пожар?

"Я не знаю. Ученый пишет, хирург режет, вы интервью берете. Я не знаю, пусть разбираются", — предлагает специалистам заняться своими делами директор ИНИОН.

В рамках разбирательства возбуждено уголовное дело по статье "Халатность". Академик Пивоваров должен явиться на допрос к следователю 30 апреля. В каком качестве, подозреваемого или свидетеля, пока неизвестно.

Сам Пивоваров в институте пока остается в должности научного руководителя.

Уже три месяца на пепелище продолжается разбор завалов. Верхняя часть здания снесена, на территории библиотеки работает экскаватор, подъемный кран, несколько рабочих. По-прежнему в здании остается внушительная часть библиотечного фонда. Журналистов внутрь не пускают, мотивируя это соображениями безопасности, поскольку угроза обрушения еще сохраняется.

По какой-то причине книги никак не удается вывезти в безопасное место. Они по-прежнему лежат там, где двое суток полыхало пламя и водопадами текла вода из пожарных брандспойтов. Библиотекарь Галина каждый день ходит в обугленное здание на работу, рискуя своим здоровьем.

"Я сейчас работаю там, где газеты. Полки протираю, копоти полно. Я в маске работаю, потому что там дышать практически невозможно", — говорит Галина.

— А что-то делается, чтобы улучшить ситуацию, воздух как-то очистить?

"Полки протираем, чтобы не пахло копотью", — отвечает библиотекарь.

Картинка на пепелище в первых числах марта и сейчас мало чем отличается. Все тот же экскаватор, та же сварка на третьем этаже. Только здание затянули тканью, и теперь книг в окнах не разглядишь. Сколько их там — тысячи или сотни тысяч, неизвестно.

В библиотеке, возможно, те же рабочие, которых подозревают в краже ценных книг, продаваемых потом перекупщиками на Арбате.

"Это было совершено рабочими, которые осуществляют разбор завалов и вывоз мусора. Мы резко усилили меры безопасности, включая охрану внешнего периметра", — пояснил после этого исполняющий обязанности директора ИНИОН РАН Дмитрий Ефременко.

Периметр и правда охраняется. Когда журналисты попытались поговорить с рабочим, который грузил в тачку мусор, охранник приказал ему не отвечать на наши вопросы.

По словам академика Пивоварова, ценные фолианты почти не пострадали, а те, что пострадали, удастся восстановить. Он уверяет, по-настоящему редких книг в фонде очень мало — буквально сотая доля процента от всей коллекции.

Другие ученые считают, потери колоссальные. Уничтожены материалы Лиги наций и ООН, документы Международного суда. На третьем этаже, которого теперь просто нет, находились уникальные коллекции материалов по истории Первой и Второй мировых войн. Утрачено две трети фонда Института славяноведения.

"Это вялая вегетарианская формулировка — "Халатность". С такой формулировкой можно пожурить мальчика, что он стаканчик с чаем разбил. А речь идет о ценностях нашей эпохи, нашей страны", — сокрушается руководитель Международного научно-образовательного центра имени А.А. Зиновьева при МГУ имени М.В. Ломоносова Ольга Зиновьева.

Из этих ценностей в электронном виде сохранилось пять сотых процента. Столько успели оцифровать. Известно, что по программе "Создание электронной библиотеки наследия России" институт получил 22 миллиона рублей.

Сегодня