Коммерческие шарашки готовы биться за каждого платежеспособного двоечника

Автор: Дмитрий Киселёв

В российских школах стартовали выпускные экзамены. Это важное событие в жизни каждого одиннадцатиклассника, а их у нас в этом году более 700 тысяч.

В 2009 году Единый государственный экзамен — ЕГЭ — стал обязательным для всех выпускников, он же — пропускной билет в вуз. Дискуссии по ЕГЭ велись много лет. Было много претензий и к качеству экзаменационных материалов, и к содержанию, и к честности тех, кто их принимает. По этим направлениям и работали. Например, в этом году ввели сочинение в обязательный экзамен по русскому, а в экзамен по иностранным языкам теперь добавили и устное испытание.

В Рособрнадзоре уже приводят статистику: в ходе досрочной сдачи выпускных, которые проходили еще в марте, нарушений стало в пять раз меньше. Но еще остаются те, кто не прочь смухлевать или купить себе пропуск в будущее. Учитывая опыт, Рособрнадзор отражает атаки хакеров, вешает в школах видеокамеры, ставит металлодетекторы, глушит сигналы мобильных телефонов. И результат есть: ЕГЭ проходит в России все более корректно, а измерения знаний объективны. Но неучи все же попадают в институты. Где и как?

Автор: Борис Соболев

Схема, когда Дальний Восток, первым придя на экзамен, "сливал" ответы в Интернет, теперь не актуальна. С прошлого года экзаменационные задания, КИМы, различаются по часовым поясам. К тому же на входе в каждый пункт приема ЕГЭ теперь обязательна магнитная рамка, а в самом пункте — видеокамера, соединенная по прямому проводу с управлением Обрнадзора. Использовать хоть электронные, хоть бумажные шпаргалки в таких условиях стало себе дороже.

"Мы в прошлом году существенно повысили честность и открытость при сдаче Единого экзамена. И действительно мы видим, что количество нарушений и на пунктах приема Единого экзамена, и в момент проверки работ существенно уменьшилось. В этом году мы видим ту же самую тенденцию, то есть нарушений еще меньше, чем было в прошлом году", — заявил министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов.

Дальше — понятно. По мере усиления контроля в пунктах сдачи ЕГЭ коррупционный фронт будет все сильнее смещаться из школ в приемные комиссии вузов.

Московский технологический институт — чуть ли не единственный в стране коммерческий вуз, готовящий не юристов и стилистов, а серьезные промышленные кадры — конструкторов, энергетиков, инженеров-строителей. Основная форма обучения — дистанционно, через Skype.

Не сказать, чтобы в нанотехнологи брали совсем с порога. Кроме денег абитуриенту предстоит сдать якобы сложнейший вступительный экзамен — по русскому, математике и обществознанию.

Когда говорят, что ЕГЭ — плод зубрежки, — правда, что классические приемные кампании в вузах были глубже и серьезнее, — тоже правда. Но если сейчас при современной коррупции вернуться к прежней системе, то получится вот что. Экзаменационные листы Московского технологического института нам просто выдали на дом. С помощью педагогов близлежащей средней школы изучим листы поподробнее.

"Я вижу вопросы 5 класса, 7-го. Это несерьезно", — сказала Наталья Дьякова, преподаватель математики, учитель высшей категории. По мнению, других учителей, это — "полный идиотизм".

Небольшой журналистский эксперимент: учителя любезно согласились подыграть и заполнили все задания так, чтобы не было ни одного верного ответа. Возвращаемся в МТИ, сдаем работу на проверку экзаменационной комиссии.

"Давайте начнем с математики. Хочу сказать, что добрали. И по русскому. Все отлично! Вы набрали", — говорит Ирина Гумен, сотрудник приемной комиссии.

И никакие кары вплоть до отзыва лицензий их не пугают. В условиях демографической ямы коммерческие шарашки готовы биться за каждого платежеспособного двоечника.

В МТИ — 10 тысяч студентов, ежегодно приносящих вузу свыше полумиллиарда рублей. Это технологи наукоемких производств, главные энергетики электростанций, конструкторы будущих мостов и небоскребов. Им выдают дипломы гособразца, их называют "кадрами для Сколково". О том, что эти "кадры" пять лет обучались, не вставая с дивана, в их красных дипломах нет ни слова.

В Московском институте пищевой промышленности было многолюдно — как-никак, один из старейших и престижнейших отраслевых вузов страны. В эпоху продовольственного дефицита инженер-пищевик — это звучало гордо и сытно. И вот что стало. Московский госуниверситет пищевых производств. Семь с половиной тысяч студентов. Разгар семестра. По расписанию во всех аудиториях якобы шли занятия, а в коридорах должна была кипеть жизнь.

"Приезжаем на занятия раз в полтора месяца. Нам толком не преподают. Преподавателям зарплату не платят", — признаются студенты.

Финансовые проблемы в госвузе начались с приходом в его руководство некого Дмитрия Еделева, сына бывшего замминистра внутренних дел. Угрожая увольнением, молодой ректор перевел весь педсостав на новые трудовые договора.

"Оплата труда конкретно мне была предложена такая: учебная работа — 2600 рублей, научная работа — 1500 рублей, воспитательная работа — 133 рубля. Итого получается около 5 тысяч рублей в месяц. И это педагогу высшей школы в Москве со стажем работы 33 года!" — сказала Тамара Филиппова, бывший преподаватель высшей математики МГУПП.

При таком отношении за пару лет от двухтысячного коллектива вуза осталось менее 600 человек, большинство из которых либо иногородние, пашущие за койко-место в общежитии, либо свои люди, работающие за долю.

Эдуард Панченко — теперь уже бывший главный инженер Пищевого университета. По какой-то причине выпал из финансового потока. По его подсчетам, в год из вуза уводилось около 300 миллионов рублей, то есть половина всего зарплатного фонда заведения. Панченко тоже принимал участие в преступной схеме. "Если бы я отказался, я был бы уволен в течении трех дней и выселен из общежития. Кроме того, некоторым угрожали", — отметил он.

2012 год. Уголовное дело о вымогательстве с арендатора университетских столовых 5 миллионов рублей. Такую же сумму потом нашли в сейфе у ректора Еделева. Тогда же был обыск у него дома. Найдено золото в слитках, 11 единиц огнестрельного оружия и пачка проштампованных дипломов собственного вуза. А дальше — тишина. Ни об уголовном деле, ни о судьбе дипломных бланков, этих документов строгой отчетности, ничего не известно.

Оксана Кальницкая — заместитель ректора Пищевого Университета по учебной работе и по деликатным вопросам. Лазейка в законе: при переводе в вуз из ПТУ или колледжа ЕГЭ не требуется, довольно внутренних экзаменов. Этим жулики от образования и пользуются. "Мне надо будет на определенных этапах подыскивать людей, которые будут выполнять вашу работу, вбивать ваши ответы, тесты, учиться за вас, — рассказывает Кальницкая. — Вам вообще не надо появляться".

Речь идет о поступлении на так называемый факультет будущих взяточников — ветсанэкспертизу. "Думаю, мы в миллион можем "вкатиться" с вами", — поясняет Кальницкая.

Мало кто знает, что за последние годы расходы на систему образования в стране выросли в 7 раз, превысив даже бюджет Министерства обороны. Если посмотреть на размеры ежегодных субсидий госвузам, например, тому же Пищевому, они огромны — это цифры с девятью нулями. Плюс к этому полное освобождение от налогов, плюс изрядные доходы от студентов-платников, плюс бездонный и слабоконтролируемый ресурс университетской недвижимости.

Лаборатория механики и робототехники. На станках, списанных еще при Хрущеве, учат главных инженеров производств в XXI веке. Информационно-справочный кабинет. Такие штуковины использовались лет за 30 до изобретения компьютера.
Лаборатория современных пищевых технологий. Здесь должны изучать генно-модифицированные продукты и думать о продовольственном импортозамещении. Самому новому прибору здесь — 45 лет.

"На лабораторных мы читаем рефераты, потому, что оборудования нет, чтобы выполнять. И преподавателей и лаборантов, чтобы проводить лабораторные, тоже не хватает. Не интересно, не получаем знания, какой смысл ходить?" — признаются студенты МГУПП.

Интересно, что, по правилам, зарплата вузовских преподавателей должна составлять не менее 130% от средней зарплаты по региону. В Москве это около 50 тысяч.

По многочисленным просьбам ограбленных трудящихся, а также их возмущенных студентов в Пищевом университете начата масштабная проверка Минобразования и Рособрнадзора. В скором времени должны рассказать о ее результатах.

"Ресурсов государство выделяет каждому государственному вузу достаточно. Те нарушения, которые бывают, когда действительно заработная плата профессоров, преподавателей держится на недопустимо низком уровне, когда значительные средств выплачиваются в виде премий, непонятно за что, в том числе руководству и своим людям, нами каждый раз рассматриваются индивидуально, здесь мы принимаем очень жесткие решения", — заверил Дмитрий Ливанов.

Похоже, и Министерство образования, и Рособрнадзор, осознавая глубину проблем и масштаб задач, начинают действовать. В конце концов качество образования — это и проблема национальной безопасности для России. Кто будет в ближайшие годы учить русскому, водить самолеты, рвать зубы и делать ракеты, строить мосты и изготавливать лекарства? Если люди с незаработанными дипломами, то будущего у России нет. А людей отсутствие знаний и твердой профессии вынуждает не рассчитывать на себя, а верить в чудо. Тогда они — легкая добыча мошенников.

Сегодня