ПМЭФ собрал политических тяжеловесов последних десятилетий

В этот раз в отношении Международного Петербургского форума к определению "экономический",  безусловно, надо добавить и "политический" —  так все переплелось. Достаточно обратить внимание на то, что с этого года партнером форума стал политический клуб "Валдай". Из числа европейцев его сессия и собрала, например, таких политических тяжеловесов всех последних десятилетий, как экс-президент Чехии Вацлав Клаус и премьер-министр Франции Франсуа Фийон, который как-то именно на "Валдае" не исключил свое выдвижение и в президенты. Называлась сессия "Экономическая взаимозависимость vs политической обособленности".

Вот и президент Владимир Путин еще в своем вступительном слове обращался и к бизнесменам, и к политикам, призывая их к "откровенному и доверительному" разговору. Понятно, что отдельная история — это договоренность с греками об их участке нового трансчерноморского газопровода.

Но и многие другие разговоры состоялись, причем дело не только во внешнем антураже, хотя все на этом форуме было призвано показать: дела идут, как прежде, кризис — условность. Но и с содержательной точки зрения еще как есть что рассказать.

Когда советник президента Антон Кобяков уже подводил итоги форума, у него на руках были достойные цифры. Подписано 205 соглашений на 300 миллиардов рублей. И это без учета соглашений с коммерческий тайной. Роснефть подписала соглашения с итальянцами из Pirelli, с французами из Total, с британской BP и американской General Electriс и, конечно же, с Венесуэлой. "Газпром" — с E.ON, OMV, немецкой Wintershall, англо-голландской Shell. С последней — еще и по проекту "Сахалин-2". Здесь же и Вьетнам. "Российские железные дороги" "выбили" у немецкого Siemens солидную скидку на техобслуживание "Ласточек", а также подписали договор с Индией на строительство железной дороги и скрепили отношения с Китаем по скоростной трассе "Москва — Казань".

Несколько слов о делегатах от "золотого миллиарда" —  от Европы и США. В прошлом году сразу после Крыма многие из них предпочли перестраховаться и в Петербург не поехали. Теперь  вернулись, пусть они не всегда стремятся всенепременно попасть в кадр. Что ими движет:  упрямая отвага, преданность делу или теперь еще и новые перспективы?

"Это мой первый Петербургский форум, поэтому с большим любопытством слежу за происходящим на нем. Мои представления о России изменились. У меня оптимистичный настрой насчет России, поэтому я приехал сюда посмотреть, что происходит", — отметил глава инвестиционной компании  Rogers Holdings Джим Роджерс. По его мнению,  Россия и Запад могут действовать друг без друга, но было бы намного лучше, если бы они были вместе.

"Петербургский форум — это место, где надо быть. Очень важно, что Россия и Запад понимают, что должны работать вместе и найти соглашения, которые позволят выполнить минские договоренности. В таком случае санкции могут быть отменены", — сказал Ханс-Пол Бюркнер, председатель The Boston Consulting Group.

"Мы начали инвестировать в Россию еще в далеком 1992 году в Санкт-Петербурге, поэтому каждый год я чувствую себя как дома, когда возвращаюсь на Петербургский форум. Мы инвестируем в Россию вместе с ВТБ. У нас прекрасные партнерские отношения. По-моему, Европа и Россия принадлежат друг другу. Если вспомнить историю, то Россия — это часть Европы. Когда я в России, чувствую себя, как в Европе, особенно в Санкт-Петербурге, который очень похож на Париж. Вы очень гордитесь своей страной, с уважением относитесь к своей истории. У нас давняя совместная история. На мой взгляд, это одна из главных причин, почему Россия и Европа должны быть вместе", — считает Жан-Франсуа Деко, председатель правления JCDecaux SA.

"Я возглавляю французский банк, который  тесно связан с Россией. У нас в вашей стране работают больше 20 тысяч сотрудников. Так что мой приезд сюда — это нормально. Я приехал, чтобы встретиться с клиентами и, конечно, изучить возможности развития нашего бизнеса в России. Если вынести за скобки текущий кризис и некоторые разногласия, то в наших общих интересах найти ответы на вопросы и продолжить создание совместного будущего России и Европы", — подчеркнул Фредерик Удеа, председатель, главный исполнительный директор банка Societe Generale.

А что российский бизнес, который производит ту самую столь желанную инновационную продукцию с той самой добавленной стоимостью в реальном секторе? О положении дел в авиапромышленности "Вестям в субботу" рассказал глава "Объединенной авиастроительной корпорации", производящей и военные, и гражданские самолеты, Юрий Слюсарь.

- Если посмотреть на падение спроса, то все плохо. Если посмотреть на результаты девальвации, то все неплохо, в частности, за счет отечественных компонентов ваших самолетов.  Как же в реальности обстоят дела?

- Все, скорее, неплохо. В этом году у нас рост будет — порядка 30% по выручке. Это объясняется, конечно, теми девальвационными эффектами, которые мы получили из-за изменения курса рубля. Конкурентоспособность наших самолетов однозначно выросла. 

- То есть Sukhoi Superjet стали дешевле, а Airbus и Boeing остались там, где они есть?

- Остались, как есть. В этом смысле и в сегменте региональных самолетов, и в сегменте магистральных мы стали, конечно, конкурентоспособнее.

Интерьеры салона самолета Sukhoi Superjet по дизайну останутся прежними, но производство материалов будет развернуто в России. Это сделает новый российский пассажирский самолет еще более конкурентоспособным на мировом рынке.

По данным Минэкономразвития, по итогам первого квартала этого года, тем регионом мира, куда увеличился российский экспорт, стала даже не Азия, а Латинская Америка. Именно латиноамериканцев в этом году в Петербург приехало столько, что заполнился целый корабль. Что они здесь ищут?

Вслед за Мексикой именно Никарагуа может сейчас стать еще одним покупателем самолетов Sukhoi Superjet. Еще более амбициозная программа у России сейчас с Аргентиной. Ее министр экономики Аксель Кисилоф  — потомок переселенцев из Российской империи.

"Несмотря на всю нынешнюю политическую конъюнктуру, президент нашей страны Кристина Киршнер не просто приезжала не так давно в Москву — она подписала почти 20 соглашений, которые выводят российско-аргентинские отношения на поистине стратегический уровень. При этом для нас это важно не только с экономической, но и с политической точки зрения. Мы верим в то, что мир  многополярен. На фоне той нестабильности, которую вносят так называемые центральные державы, для нас отношения с такими государствами, как Россия и Китай, — это глоток свежего воздуха", — подчеркнул Аксель Кисилоф.

Упаси нас Бог от практики советских времен, когда за красивые слова мы с иными странами не торговали, а осуществляли туда, как тогда говорили, "поставки". Впрочем, с сегодняшними латиноамериканцами этого не будет — так они действуют и с оглядкой друг на друга. И тут важна как раз политика. Например, при голосовании в Генассамблее ООН по резолюции по Крыму Аргентина воздержалась, а вот Чили, ее соседка, была тогда против России.

По словам крупнейшего чилийского предпринимателя, который за прошедший год стал продавать в Россию рыбу вместо Норвгии, президента Ассоциации производителей лосося SalmonChile Филипе Сандоваля,  "Россия — это важный рынок". "Что до санкций, то это проблема в отношениях с Россией у Евросоюза и Соединенных Штатов. Нас интересует баланс в торговле", — сказал Сандоваль. 

Сегодня