Тема:

Ядерная программа Ирана 6 суток назад

Иранская сделка поссорила Нетаньяху с оппозицией

фото: Global Look Press

Дипломаты "шестерки" и Ирана объявили о подписании соглашения по мирному атому, переговоры над которым длились последние полгода. Хотя в Иране, США и России соглашение считают "торжеством дипломатии", в Израиле неприятие соглашения уже поссорила оппозицию и власть.

Соглашение по мирному атому между Ираном и странами "шестерки", в которую входят Великобритания, Германия, Китай, Россия, США и Франция, стало самой громкой и ожидаемой новостью месяца. Изначально его планировалось заключить до 30 июня, затем до 9 июля, и, наконец, участники переговоров заявили, что будут работать над текстом соглашения до победного конца. Он наступил ровно через две недели после предполагаемого дедлайна – 14 июля, когда стороны объявили о достижении исторического соглашения.

После того, как соглашение стало явью, пресс-служба израильского премьера распространила жесткое заявление, в котором Нетаньяху называет произошедшее в Женеве "исторической ошибкой". "Во всех областях, в которых планировалось предотвратить получение Ираном возможностей для разработки ядерного оружия, сделаны большие послабления, – отмечается в заявлении. – Мы хорошо понимали, что желание подписать соглашение было сильнее, чем что бы то ни было, поэтому не стали пытаться его предотвратить. Нельзя предотвратить соглашение, участники которого делают все большие и большие послабления для тех, кто кричит "Смерть Соединенным Штатам!" даже в процессе переговоров". Нетаньяху также отметил, что Израиль оставляет за собой право при необходимости наносить превентивные удары по иранским ядерным объектам.

Очевидно, этой фразой премьер напомнил о принятии иранским меджлисом закона, запрещающего допрашивать физиков-ядерщиков, в ходе которого многие парламентарии действительно скандировали "Смерть Америке!". Хотя этот случай не стал определяющим на переговорах, в США он получил широкий резонанс – во многом благодаря комментарию официального представителя Госдепартамента Джона Кирби, который признал, что действия иранских парламентариев "не помогают" скорейшему достижению соглашения.

Что касается Израиля, то там оппозиционные политики уже начали обвинять Нетаньяху в том, что он сделал недостаточно для срыва соглашения, и призвали его добровольно уйти в отставку. С таким заявлением, например, выступил Яир Лапид – лидер партии "Йеш Атид", в предыдущем правительстве занимавший пост министра финансов. Его поддержал главный конкурент Нетаньяху на парламентских выборах, лидер Сионистского блока Ицхак Херцог, который также назвал заключение соглашение "провалом политики премьер-министра", и, в частности, его диалога с руководством США.

Раскритиковал Нетаньяху – правда, в более мягкой форме – и его бывший соратник по коалиции Авигдор Либерман, лидер партии "Наш дом – Израиль", три года занимавший пост министра иностранных дел. Либерман отметил, что сделка с Ираном является провалом внешней политики Израиля в целом, призвав не возлагать личную вину на кого-либо. При этом он все же отметил, что уделять чрезмерное внимание Конгрессу было неосмотрительно. "Такие страны как Франция и Китай начнут продавать Ирану оружие, ни минуты не дожидаясь решения Конгресса", – заявил Либерман.

Ранее о необходимости отменить эмбарго на поставку Ирану ракетного оружия и, в частности, зенитно-ракетных комплексов С-300 заявлял министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, по мнению которого в нем "нет никакого смысла", так как С-300 носит исключительно оборонительный характер. В ответ председатель Комитета начальников штабов американской армии Мартин Демпси заявил, что эти комплексы все равно не смогут помешать США в случае необходимости нанести удар по иранским ядерным объектам. Ранее источники в американской и израильской разведке сообщали, что в случае принятия соответствующего политического решения для создания и испытания ядерного оружия Ирану потребуется не более полутора лет.

Текст соглашения говорит о том, что на уступки пришлось пойти обеим сторонам: с одной стороны, Иран был вынужден отказаться от своего главного условия – немедленного снятия санкций, а также согласиться на 15 лет приостановки своих ядерных реакторов с запретом обогащения урана свыше 3,6 процентов. Однако западные страны также были вынуждены отказаться от ряда своих требований, в частности, от проведения внезапных проверок иранских ядерных объектов экспертами МАГАТЭ и допроса иранских ядерщиков.

Что произойдет по истечении 15-летнего срока, когда с Ирана будут сняты все санкции, соглашение умалчивает. По идее, Иран за это время превратится в добропорядочную безъядерную державу, не помышляющую о ядерном оружии. В противном случае, санкции могут быть наложены вновь, и процесс придется начинать заново. Тот факт, что решение иранской проблемы фактически откладывается на 15 лет, не может не вызывать опасения у региональных соперников Ирана, в частности, Саудовской Аравии и в особенности Израиля.

Дело в том, что, несмотря на миролюбивую риторику иранских дипломатов, высшее руководство страны так и не признало за еврейским государством права на существование. Более того, президент Хасан Роухани, сменивший на этом посту эксцентричного Махмуда Ахмадинежада, уже после избрания назвал Израиль "раной на теле мусульманского мира", что было немедленно услышано в Иерусалиме. По мнению молниеносно отреагировавшего премьер-министра Биньямина Нетаньяху, такие заявления из уст первых лиц государства являются очевидным доказательством того, что Иран продолжает оставаться "волком в овечьей шкуре", а антисемитизм является официальной политикой этой страны и не зависит от каких-то конкретных людей.

Вообще, мало кто сделал столько же, сколько Нетаньяху для того, чтобы сорвать достижение сделки, которую президент Барак Обама наравне с восстановлением американо-кубинских отношений считает одним из своих главных внешнеполитических приоритетов. Чего стоит одна поездка Нетаньяху в США в марте этого года, в ходе которой он даже не удосужился встретиться с Обамой, зато выступил перед обеими палатами Конгресса, отметив, что соглашение с Ираном угрожает самому существованию Израиля. Многие считают, что именно Нетаньяху Обама обязан уступкой Конгрессу, вынудившей его согласовывать итоговый документ о снятии санкции с парламентом, в обеих палатах которого у Демократической партии меньшинство.

"Одни называют себя "Исламской Республикой", другие — "Исламским Государством", но, по сути, и те и другие хотят создать религиозную империю – сначала в регионе, а потом и во всем мире – отметил израильский премьер под аплодисменты конгрессменов. – При этом на вооружении "Исламского государства" стоят ножи, трофейные автоматы и YouTube, а у Ирана – баллистические ракеты, к которым может скоро добавиться ядерное оружие. Поэтому победить "Исламское государство", при этом открыв Ирану дорогу к ядерному оружию, означает выиграть битву, но проиграть войну".

Реакция Обамы не только подтвердила худшие опасения Нетаньяху, но и заставила многих жителей Израиля и проживающих в США евреев задуматься о готовящейся смене приоритетов в государственной политике. В пространном комментарии американский президент отметил, что соглашение, по крайней мере, отдаляет Иран от получения ядерного оружия, и попенял Нетаньяху, что тот не предложил никаких альтернатив. Однако наибольшие опасения вызвал другой пассаж президента. "Требовать от Ирана признать существования Израиля, – отметил Обама, – значит требовать от иранского режима измениться, а мы стремимся заключить соглашение именно с той властью, которая есть в Тегеране сейчас". Далее последовали размышления о мирном процессе в Палестине и перспективах будущего, однако сказанного вполне хватило, чтобы многие израильтяне решили, что их предали. Этим во многом и обусловлена реакция как Нетаньяху, так и оппозиции, обвинившей его в недостатке влияния там, где он все равно не мог ничего изменить.

Сегодня