От Потсдама до Уфы. Реплика Андрея Норкина

Ровно 70 лет назад в восточногерманском Потсдаме началась третья и последняя встреча лидеров антигитлеровской коалиции: СССР, США и Великобритании. В историю эта встреча вошла как Потсдамская конференция, определившая мировой геополитический расклад на десятилетия вперед. Сам процесс формирования так называемой биполярности мира растянулся на долгие годы, но его начало приходится именно на эти дни: с 17 июля по 2 августа 45-го.

В те дни Трумэн, три месяца как занимавший пост президента США, заявил Сталину, что рад с ним познакомиться и хочет быть его другом, установив "дружественные отношения", поскольку "судьба мира находится в руках трех держав". Эти слова были лукавством. И касательно "дружественных отношений", и относительно "трех держав". Спустя несколько месяцев стало ясно, что бывшие союзники активно "дружат" против своего партнера по антигитлеровской коалиции.

Что-то оставалось в секрете. Как, например, Totality – американский план ядерной войны против СССР, предусматривавший сброс атомных бомб на двадцать советских городов: от Москвы, Ленинграда, Баку и Ташкента до Нижнего Тагила, Магнитогорска, Грозного и Иркутска. План Totality появился в конце сорок пятого, спустя полгода после Потсдамской конференции.

Еще раньше была придумана операция Unthinkable – британский сценарий военного конфликта с Советским Союзом. Столь радикальные изменения внутри "большой тройки" Уинстон Черчилль впоследствии объяснял так: "Уничтожение военной мощи Германии повлекло за собой коренное изменение отношений между коммунистической Россией и западными демократиями. Они потеряли своего общего врага, война против которого была почти единственным звеном, связывавшим их союз. Отныне русский империализм и коммунистическая доктрина не ставили предела своему продвижению и стремлению к окончательному господству".

И именно Черчилль окончательно снял "гриф секретности" с новой "потсдамской" политики Запада, выступив со своей знаменитой Фултонской речью, уже весной 46-го. В это время "биполярность" мира была все еще "недооформленной". Вашингтон и его союзники делали первый шаг, Москва отвечала… 24 июля в Потсдаме Трумэн сообщил Сталину, что у США "теперь есть оружие необыкновенной разрушительной силы". Если снова обратиться к воспоминаниям Черчилля, Сталин улыбнулся и ничего не спросил. Черчилль тогда сделал ошибочный вывод, что Сталин был "не в курсе событий". То, что все было наоборот, стало понятно летом 1949-го, когда прошло первое успешное испытание советской атомной бомбы.

В том же, сорок девятом, на геополитической карте мира появился блок НАТО. Если послушать господина Андерса фог Расмуссена, только недавно освободившего пост генерального секретаря Североатлантического альянса, "НАТО была создана в опасном мире. В то время как тень СССР сгустилась над Европой, страны по обе стороны Атлантики объединились для защиты своей безопасности и главных ценностей: свободы, демократии, прав человека и главенства закона". Занятно, что "тень СССР сгущалась" как-то не слишком оперативно. Документ о создании Организации Варшавского Договора – наш ответ НАТО – появился только в 1955-м, когда в состав Североатлантического альянса вошла Германия. То есть, в результате окончательного нарушения послевоенного паритета.

Создание "биполярной" системы было завершено. Но не наша страна выступала ее инициатором. И не наша страна разрушила ее. Потому что в последние десятилетия двадцатого века исчезала, разрушалась сама наша страна. Да, уже тогда много говорили о зарождающейся "многополярности" мира, о необходимости нового мирового баланса, основанного на равенстве различных стран и их "дружественных отношениях". Надо было бы вспомнить, что по этому поводу говорил в Потсдаме президент Трумэн. Но, не вспомнили!..
Ну, что было, то прошло. Сейчас за окном – середина 2015 года. Уфимские саммиты блока БРИКС и Шанхайской Организации Сотрудничества, с точки зрения истории, завершились всего лишь мгновение назад. Но некоторые выводы стоит сделать уже сейчас. И главный из этих выводов – надежда на зарождение реальной многополярности мира, основанной, действительно, на принципах сотрудничества и взаимопонимания. Вряд ли хоть кто-то в здравом уме будет утверждать, что Россия военной силой заставила войти в БРИКС Китай и ЮАР или шантажом вынудила Индию и Пакистан начать процесс вступления в состав ШОС.

Поэтому сейчас, в дни, когда мы вспоминаем эпохальные события семидесятилетней давности, нельзя упускать ни одного из уроков Потсдамской конференции. Причем, относится это не только к нам, к сегодняшней России и ее партнерам, но и к нашим коллегам "с других полюсов". Потому что "защита свободы, демократии, прав человека и главенства закона" — фундаментальные основы для любого государства. Ну, а слово "защита" — весьма многогранно, как это и должно быть в многополярном мире. Не так ли, господин фог Расмуссен?

Сегодня