Катастрофа над Истрой обнажила большие проблемы малой авиации

Самолет, разбившийся над Истринским водохранилищем, летал без лицензии и с нарушением всех требований безопасности. Пилот не имел права брать на борт пассажиров, тем более детей. Как могла произойти такая авиакатастрофа, каким правилам должна подчиняться и не подчиняется малая авиация?

Водолазы погружаются на дно Истринского водохранилища. Час назад достали тело последнего погибшего в авиакатастрофе — девятого. Искореженные скелеты летательных аппаратов уже на берегу. Безмолвные металлические останки помогут следователям ответить на вопросы, как и почему это случилось.

"Очень важно для следствия обнаружить GPS-навигаторы, которые были установлены на обоих воздушных судах, — говорит официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин, — так как бортовых самописцев на подобных судах не предусмотрено".

Это видео отдыхающие сняли на телефон за несколько минут до авиакатастрофы. Гидроплан "Цесна" неуклюже передвигается по воде и как-то тяжело, с неохотой поднимается в воздух. Желающих прокатиться немного. 15 минут — полторы тысячи рублей. Пилот Михаил Ермольчев старается произвести на публику впечатление. То, что вытворяет в небе эта "посудина" — пугает. Слишком низко прижимается к воде, и, наоборот, резко взмывает вверх.

Инструктор Парапланерного клуба Сергей Плеханов останавливает свои полеты. И звонит в московский зональный центр управления воздушным движением. Но там о гидроплане никто не знает. "Пилот многократно допускал опасные сближения. Он пролетал под буксировочным тросом, он пролетал вдоль линии. Мы пытались выйти на этого пилота, связаться с ним, но не получилось", — рассказывает он.

В то же время в небе над Истринским водохранилищем парит вертолет "Робинсон". За штурвалом Вадим Бухтияров, титулованный пилот, чемпион мира по мотопланерному спорту. Он всегда признавался: небо — его стихия. Летал на парапланах, самолетах, его последнее приобретение — четырехместный вертолет "Робинсон".

Во дворе дома Бухтияров обустроил специальную вертолетную площадку. Отсюда он взлетал, здесь садился. В субботу он несколько раз поднимался в небо, тоже выполнял коммерческие полеты. Зрители с земли наблюдали за почти игрушечным вертолетом. В его виражах они тоже заметили странности: он резко взмывал вверх. "Как будто кто-то не умеет летать. Учились, что ли…", — вспоминает очевидец Андрей Сейкишев.

В отличие от пилота "Цесны", Бухтияров всегда предупреждал диспетчерский центр Шереметьева о полетах. Ермольчев этого не делал. Он самовольно поднимал гидроплан, сажал пассажиров, брал с них деньги и катал. В тот роковой вечер на борту гидроплана оказались четыре добровольца, среди них двое детей. За шесть тысяч рублей они отправились в свой последний полет.

"Сейчас очень либеральные условия полетов. Километрах в 100 от Москвы зона G. И там летишь и ни с кем даже переговоры не ведешь", — рассказывает пилот-спортсмен Юрий Яблоков.

Они столкнулись в пятистах метрах от берега. Вот как, по предварительной версии следствия, выглядит картина происшествия: гидроплан на недопустимо низкой высоте пересекает курс полета "Робинсона", который в этот момент взлетал. В результате левый поплавок зацепил винт вертолета, в результате чего произошло крушение.

Самолет догоняет вертолет. От него самолет закрыт капотом. Вертолета он не видит. Это, очевидно, чья-то невнимательность. Скорее весго, невнимательность пилота самолета.

В воздухе оба пилота ориентировались, как автомобилисты на дороге. В момент столкновения гидроплана и вертолета оба воздушных судна были друг у друга в так называемой "слепой зоне". Но это лишь одна из версий. Следствие не исключает отказа техники. Сын погибшего пилота "Цесны" утверждал, что его отец был профессионалом.

Гидроплан принадлежал некоему бизнесмену Вячеславу Дьяченко. По некоторым данным, он является владельцем трех самолетов. После авиакатастрофы он заявил, что ничего не знал о коммерческих полетах. Ермольчев самовольно занимался этим бизнесом. 1 августа он вылетел с аэродрома в Черноголовке и больше не вернулся.

На этом частном аэродроме самолеты только охраняют — за семь тысяч рублей в месяц. За техническое обслуживание и ремонт отвечают пилоты. Известно, самолет "Цесна" был пригнан из США. Здесь к нему приделали поплавки, превратив в гидроплан. И каждые выходные развлекали народ.

В Интернете мы нашли сразу несколько объявлений о продаже интересующего нас аппарата "Цесна — 206". Вот одно из предложений: самолет 1971 года выпуска за 6,5 миллионов рублей. До следующего капитального ремонта он может летать еще 1200 часов. Но что скрывается под обновленной краской — неизвестно. Очень часто самолеты завозят в Россию как авиаконструкторы.

По цене бюджетного автомобиля можно купить двухместный летательный аппарат. Небольшие самолеты и вертолеты стали слишком доступными. Любители малой авиации обходятся без государственной регистрации. Летают на высоте до тысячи двухсот метров. И стараются оставаться в тени.

По неофициальным данным, ежегодно в России происходит около двухсот катастроф в малой авиации. Печальная статистика пестрит фактами допуска к полетам случайных лиц, не имеющих на руках даже летных свидетельств. Из-за этого у малой авиации большие проблемы.

Сегодня следователи возбудили еще одно уголовное дело по следам авиакатастрофы на Истринском водохранилище. Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности.

"В воздухе сегодня с малой авиацией творится настоящая вакханалия. Если сегодня не начнем наводить порядок в воздухе, то завтра мы получим такую же ситуацию, как на автомобильных дорогах, когда каждую неделю случаются катастрофы, практически каждый день", — говорит представитель Следственного комитета Владимир Маркин.

В авиакатастрофе погибли девять человек. Среди них наша коллега — продюсер Первого канала Елизавета Хакимова. К расследованию этой трагедии также подключилась комиссия МАК. Специалисты должны дать заключение об исправности летательных аппаратов.

 

 

Сегодня