Квартирные аферисты за решеткой, обманутых покупателей выселяют

Квартирные аферисты за решеткой, обманутых покупателей выселяют

Купить квартиру, прожить в ней несколько лет — и остаться на улице. Мошенников, торговавших выморочным жильем, которое после смерти владельцев должно было перейти государству, посадили. Теперь через суд выселяют семьи, которые купили эти квартиры, ничего не подозревая об обмане. Есть ли у них шанс не превратиться бомжей?

"Мы получили иск от Департамента городского имущества о выселении без права предоставления жилой площади. Это практически безнадежная ситуация. То есть, мы гарантированные бомжи", — Елена Данченко, ее дочь Екатерина и трехлетний внук Алексей не совершали никаких преступлений и не замешаны в аферах с недвижимостью. За свою крошечную хрущевку в 2007 году отдали все, что было у семьи.

"Мы продали нашу с мамой однокомнатную квартиру, где мы жили, которую я получила в наследство после смерти отца. С нами работал риелтор, который подтвердил "чистоту" квартиры", — рассказывает Екатерина Макарова.

И вдруг в прошлом году, как гром среди ясного неба — жилье арестовано в рамках уголовного дела о хищениях выморочных квартир. То есть тех, которые после смерти владельца должны были отойти государству, но были украдены по фальшивым завещаниям бандой "черных риелторов".

"Как мне говорил адвокат, в каждом случае это было по-разному. В каком-то случае задним числом оформлялся брак 80-летней бабушки с 20-летним молодым человеком", — продолжает Елена Данченко.

Преступники пойманы и посажены. У Елены и Екатерины на руках — все документы о собственности на квартиру. Но от выселения это их не спасает.

"Законодатель в 302-й статье Гражданского кодекса на федеральном уровне предусмотрел возможность собственника истребовать имущество из чужого незаконного владения даже у добросовестного приобретателя", — поясняет заместитель начальника управления по защите интересов города Москвы в жилищной сфере Департамента городского имущества Москвы Светлана Спесивцева.

Пенсионерка Эльвира Колодина в 2008 году разменяла квартиру и вселилась с дочкой в "однушку", которая, как выяснилось только через шесть лет, тоже оказалась выморочной.

"Я так поняла, что нас выгоняют на улицу. У меня 37 лет трудового стажа. я на инвалидности, я на пенсии по старости, и вот эти 30 квадратных метров — все, что я имею на сегодняшний день", — подчеркивает пенсионерка.

"Я хотел бы показать вот это свидетельство о регистрации. Все, что от меня требовало государство, я выполнил. Так что же вы от меня хотите? Я получил этот документ, а теперь у меня забирают этот документ и забирают квартиру. Этого я не могу понять и, наверное, никогда в этой жизни уже не пойму", — недоумевает Александр Дубовец.

Суд по делу Александра Дубовца, пострадавшего от действий тех же мошенников, уже вынес решение о его выселении.

"И мы, и суд однозначно сделали вывод о том, что данный гражданин не может в установленном порядке быть признан добросовестным. Может ли быть добросовестным человек, который приобрел жилое помещение по стоимости гораздо ниже той, которая может быть приобретена на рынке недвижимого имущества? Конечно, нет", — утверждает Светлана Спесивцева.

Однако, многие пострадавшие, как, например, Елена и Екатерина, покупали квартиры по цене даже выше рыночной, и не у самих мошенников, а после длинной цепочки перепродаж. Они-то уж точно — добросовестные приобретатели. Муниципальные власти ищут возможность хотя бы временно оставить людей в их жилье на основании договоров социального найма.

"Оказаться на улице в один момент в результате мошеннических действий преступников — очень неприятно, тем более, что речь идет о добросовестном покупателе. Мы, в свою очередь, ходатайствовали перед органами опеки района о помощи данной заявительнице. Органы опеки рассмотрели материалы дела и готовы участвовать по ходатайству адвоката в суде", — отмечает заместитель главы управы района Проспект Вернадского Марина Прозорова.

"У меня ощущение какой-то нереальности, что не может быть этого", — плачет Екатерина Макарова.

Всего в уголовном деле — 18 эпизодов. 18 квартир. 18 семей с детьми и престарелыми родителями.

Сегодня