Цвета сирийской оппозиции

Читайте нас в Telegram

Бомбардировки российских самолетов и миграционный кризис в Европе вызвали волну интереса к гражданской войне, идущей в Сирии четвертый год. В СМИ появилось множество заявлений, что российская армия бомбит исключительно позиции "умеренной оппозиции", а не "Исламского государства", как было заявлено. Мы решили разобраться, кто и с кем воюет в Сирии, и можно ли назвать кого-то из противников Башара Асада "умеренным".

Стоит начать с того, что далеко не все из тех, кто сейчас воюют под флагом той или иной группировки, всегда к ней принадлежали. То, с какой военной и политической силой человек ассоциирует себя, во многом зависит от того, в каком районе страны он проживал до начала гражданской войны, а также от его знакомств в их структурах – большинство группировок имеют вертикальную иерархию, в которой огромной властью обладают полевые командиры. Если оставить за скобками "Исламское государство", о котором за последние годы было написано больше, чем обо всех остальных группировках вместе взятых, останется довольно широкий спектр сил, принадлежащих к сирийской оппозиции.

Если начать перечислять все воюющие на территории Сирии группировки, на это может уйти не один час. По разным данным, в гражданской войне участвуют около 60 различных группировок, каждая из которых имеет свое название, руководство и цели. Однако на деле их количество смело можно сократить вдвое: мелкие группировки действительно существуют, но серьезного веса не имеют. Обычно они образуются из бывших однополчан, соседей, коллег и других ранее знакомых людей. Если их набирается больше ста – можно выбирать подходяще название из Корана и объявлять об образовании новой группировки.

Такие образования больше напоминают банды и могут быть легко разгромлены группировками покрупнее – но предпочитают не вступать в прямые столкновения, довольствуясь грабежами и нападением на небольшие отряды сирийской армии и недружественных группировок, у которых в случае победы можно будет захватить оружие и боеприпасы.

Если руководители нескольких небольших группировок договариваются объединиться в одно образование, она получает возможность принять более активное участие в борьбе за территории. Большая часть сосредоточена в северо-восточной части, на границе с Ливаном и Иорданией. Большинство названий этих группировок труднопроизносимы для людей, не владеющих арабским языком, однако все они, как правило, имеют отсылки к исламу или джихаду. Источники финансирования у всех разные, значительную часть доходов составляют переводы от жертвователей из богатых арабских стран: Саудовской Аравии, Катара, ОАЭ и Бахрейна.

Если говорить о более крупных образованиях, то их условно можно разделить на два больших лагеря: исламистский и светский. Впрочем, о светскости говорить можно лишь с натяжкой, так как главным двигателем гражданской войны является недовольство сирийских арабов, большая часть из которых исповедует суннизм, фигурой Башара Асада, который принадлежит к шиитской секте алавитов. Поскольку к алавитам принадлежит и большая часть правительства, это помогает оппозиции – как религиозной, так и светской – оправдывать свои действия борьбой за освобождение от власти иноверцев.

Тем не менее, религиозное разделение все же имеет место. Если говорить об исламистском лагере, то это, в первую очередь, "Исламский Фронт" (ар. – Джабхат аль-Исламийя). Он объединяет большую часть исламистских группировок, в том числе, укомплектованных джихадистами из других стран. Главной своей задачей члены организации считают свержение "алавитской диктатуры" и создание на территории Сирии исламского эмирата, основанного на нормах исламского права.

Важно отметить, что, в отличие от "Исламского государства", идеологи "Исламского фронта" понимают под исламским правом не только законы шариата, записанные в Коране и Сунне, но также и результаты работы многих поколений исламских богословов, выработанных за годы существования религии. По этой причине бойцы "Исламского Фронта" не разрушают "языческие" храмы древности и не казнят "неверных" на камеру – идеальное государство они видят скорее в государственной модели ОАЭ или Катара, в то время, как боевики "Исламского государства" считают единственным образцом исламскую общину времен пророка Мухаммеда и исключают небуквальное прочтение записанных в Коране норм.

Особняком стоит "Фронт ан-Нусра" – отделение "Аль-Каиды", действующее на территории Сирии и Ирака. Поскольку эта организация запрещена в США, Турции, Великобритании, Австралии и многих других странах, прямые контакты с ее представителями исключены и формально она в "Исламский Фронт" не входит. Тем не менее, на поле боя бойцы разных группировок сотрудничают, поскольку стоят на одной идеологической и религиозной платформе.

Если говорить о светской оппозиции, то практически все ее группировки объединены под флагом "Свободной армии Сирии" (САС). Эта организация образовалась через несколько месяцев после восстания, в июле 2011 года, когда группа офицеров, дезертировавших из правительственных войск во главе с полковником Риадом аль-Асаадом опубликовала видеообращение, в котором призвала сирийских солдат переходить на их сторону. В настоящее время командование САС осуществляет бригадный генерал Салим Идрис, однако его приказы зачастую игнорируются бригадными генералами на местах.

Тем не менее, именно "Свободная армия" официально считается боевым крылом НКСРОС (Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил) – политического органа сирийской оппозиции, признанного официальным представителем США, Лигой арабских государств и многими европейскими странами. Представители этой организации, как правило, принимают участие в переговорах о мирном урегулировании, однако, их влияние на боевую обстановку можно назвать скорее номинальным, поэтому подписанные ими итоговые документы никогда не выполняются.

Напоследок стоит упомянуть о пешмерге — отрядах сирийского ополчения, контролирующих северные районы страны. В первую очередь, важно отметить, что их повестка и идеологическая доктрина радикально отличается от общесирийской: если большинство оппозиционных группировок жаждут свержения Башара Асада и построения на территории Сирии более справедливого государства – религиозного или светского, то программу курдов можно назвать скорее националистической. Поскольку своего государства у этого народа никогда не было, своей главной задачей курды видят построение национального государства. В этой связи в пешмерге воюют не только сирийские курды, но и их собратья из Ирака, Турции и Ирана.

При этом, в отличие от всех остальных оппозиционеров, для курдов свержение Асада не является самоцелью. Перед их глазами есть пример Иракского Курдистана, который после свержения Саддама Хусейна превратился в полунезависимое государство. В настоящий момент на территориях, населяемых курдами, уже существует Сирийский Курдистан, который управляется автономно. Это, впрочем, вызывает крайне негативную реакцию в Турции – большая часть курдов проживает именно в этой стране и не имеет даже автономии, поэтому в Анкаре беспокоятся, что появление подобного образования у турецкой границы может дестабилизировать обстановку уже в Турецком Курдистане. Кроме того, турецкие власти неоднократно обвиняли сирийских курдов в тесном сотрудничестве с боевиками Рабочей Партии Курдистана, признанной в Турции террористической организацией.

Сегодня