В Сирии погиб военный советник из Ирана генерал Хамедани

Читайте нас в Telegram

Печальную новость первыми сообщили иранские СМИ. Генерал Хоссейн Хамедани, замначальника элитного подразделения Аль Кудс — погиб в результате вылазки исламистов ИГИЛ рядом с Алеппо. В арабской республике находился по официальному запросу властей Сирии, как военный специалист

Сам факт гибели военнослужащего такого ранга заставил многие западные СМИ заявить, что он наверняка был там не один, а ему точно подчинялось множество иранских войск.

Однако оснований сомневаться в заявлениях Тегерана — нет. Аль Кудс — не пехота, не армия, это объединение не предполагает каких-либо масштабных действий. Оно создавалось для того, чтобы малыми силами организовывать и обучать вооруженные формирования союзников.

Так что факт присутствия Хамедани под Алеппо говорит лишь о доверительных отношениях между двумя самыми близкими союзниками в регионе — Ираном и Сирией.

В конце концов, про Исламскую республику давно было известно — она не стремится к тотальному господству над всем Ближним Востоком — однако ее влияние на другие государства, где проживает значительное число шиитов — не подлежит сомнению.

"Это влияние распространяется на Ирак — в Багдаде как Малики, бывший премьер-министр, так и нынешний министр Абади — они больше проиранские, чем проамериканские, в Сирии доминирующее положение Ирана наблюдалось еще со времен Хафеза Асада, а особенно усилилось после гражданской войны, плюс Хезболла в Ливане, плюс активность Ирана на юге активного полуострова в Йемене", — поясняет руководитель Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

Несмотря на десятилетия западных санкций, Иран сохранил значительное влияние и ресурсы — это, например, страна, которая в одиночку способна на равных разговаривать со всей Лигой арабских государств. У некоторых соседей это вызывает обеспокоенность.

Действительно, говорить об оправданности этих опасений — не приходится. Если бы Тегеран хотел пойти на обострение обстановки, он бы на нее пошел. Благо, ресурсы есть — и развитая ракетная техника, и армия численностью минимум в пятьсот тысяч, и возможность моментально поставить в строй еще больше людей.

"Иран располагает достаточно большим мобилизационным ресурсом, достаточно сказать, что басидж — ополчение, которое подчиняется КСИР — насчитывает от 7-8 миллионов человек, причем два миллиона человек могут практически сразу быть отмобилизованы и вступить в вооруженную борьбу", — продолжает руководитель Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

Сейчас, кстати, и препятствий никаких к этому не было бы — ведь с Ирана сейчас снимаются санкции. Однако Исламская республика предпочитает вести подчеркнуто миролюбивую политику, ни на кого не нападая. Поведение настоящего регионального лидера, который не хочет ни масштабных жертв, ни глобальной войны.

Сегодня