Сказитель Алтая

Читайте нас в Telegram

На Алтае есть легенда. Если сказитель-кайчи сделает себе инструмент-топшур из кедра, пораженного молнией, то такой инструмент будет обладать особой силой и, вполне может быть, даже собственной душой. Но просто найти такое дерево в непроходимой тайге сможет только человек, отмеченный духами.

Кайчи Карыш Кергилов со своим учеником отправился на охоту. Долгие блуждания по горам не принесли добычи. Вымотанные тяжелыми переходами, они решили разбить лагерь у старого кедра. Когда над костром уже пыхтел закопченный чайник, Карыш поднял глаза на дерево — кедр от макушки до корней был рассечен ударом молнии.

"Я его не искал", — хитро улыбается алтаец, — "это он меня нашел".

Дорога к песне

Если послушать историю Карыша Кергилова с самого начала, то покажется, что духи Алтая преследовали его всю жизнь. Карыш родился в глухой алтайской деревушке и в детстве помогал родителям пасти скот. Тяжелая и не самая чистая работа, другой в горах не бывает. А все свободное время он посвящал чтению.

"Я читал все подряд, но больше всего мне нравились алтайские сказания. Они в то время выходили целыми томами. Выйдет новый том, так я с родителей не слезаю, пока они мне его не купят. Читал, а потом бродил по горам и представлял себя героем сказаний, на коне, с луком и мечом".

Если бы это произошло лет на сто раньше, то о великих воинах и их приключениях Карыш узнал бы не из книг, а от путешествующих сказителей — кайчи. Эти странники во времена, когда не было ни газет, ни радио, ни театра с интернетом бродили по горам от одной кочевой стоянки к другой и рассказывали людям гор легенды — кай. Каждый вечер чабаны собирались вокруг костра и до глубокой ночи не перебивая слушали кайчи. Так повторялось каждый вечер, пока сказитель не рассказывал всю историю целиком. На следующий день кайчи отправлялся дальше. Мощным горловым пением, под звуки двуструнного топшура они становились проводниками в мир богатырей и духов Алтая.

Но пришла советская власть, и сказители кайчи вместе с шаманами оказались в опале. Перестали звучать топшуры, стихло хриплое горловое пение. Со временем бродячие сказители сами стали такой же легендой, как и могучие герои, о которых они когда-то рассказывали. Но Алтай не забывает. Легенды через память народа попали в книги. Книги попали в руки маленькому Карышу. Представляя себя героем эпоса он даже не думал, что скоро сам станет проводником в мир легенд.

А дальше духи начали водить Карыша извилистой дорогой. Карыш освоил восточные единоборства и традиционную алтайскую борьбу куреш, стал мастером в десятке разных специальностей и ремесел. Среди прочих была резьба по дереву. Так Карыш начал делать топшуры. Один из первых он сделал для своего друга. Друг оценил инструмент сам и предложил сыграть Карышу. Тот попробовал. Получилось сразу и хорошо. Потом попробовал спеть традиционным для кая горловым пением. И снова получилось.

"Ты знаешь, я, когда первый раз спел, у меня прям грудь раскрылась, как крылья за спиной выросли". Так духи настигли Карыша. Талант открылся.

Сказитель нашего времени

"Смотри, какой вид", — Карыш поднимает занавеску. За окном его двухэтажного дома в туристическом Чемале пронзительно-бирюзовая Катунь и горы в полнеба. — "Вот это да"! — "А ты как думал. Все-таки художник место выбирал", — весьма медийный по меркам Алтая Карыш смущается как ребенок, — "Я всю жизнь хотел на Катуни жить. Там, где я рос, были горы. А Катуни не было. Я как-то поднялся на белки — это у нас так снежные горы называются — и оттуда разглядел Катунь. Как Бога увидел".

Свой дом Карыш построил сам и украсил резьбой и собственными картинами. Во дворе поставил традиционный алтайский шестигранный домик-аил с хитрым вентиляционным окном собственной разработки. На дворе турник, чтобы быть в форме, и рабочий стол, полный столярного оборудования, чтобы сделать топшур.

"Мои инструменты знают, за ними очередь на год вперед. Берут в основном исполнители-горловики с Алтая, из Тувы и Хакассии. Хотя пара моих топшуров есть в Японии. Много на этом не заработаешь. Я это больше делаю из любви к искусству".

Этим вечером у Карыша концерт. За пару часов он заработает больше, чем за несколько дней работы над топшуром. Но это не самое главное. Специально для гостей сказитель переоденется в традиционный алтайский костюм и споет кай. Пару раз, ради шутки, он перейдет на русский и даже английский, но эпос будет петь исключительно на своем родном алтайском языке. Люди не поймут ни слова, но здесь важнее не понимать, а чувствовать. И люди почувствуют. В аил к Карышу придут одни люди, а выйдут совсем другие. Для них представление об Алтае разделится на «до» и «после». Тем, кто что-то слышал про магию и энергетику Золотых гор, эти горы раскроются во всю ширь в хриплом горловом пении и шелковистых звуках топшура.

"Разные люди бывают. Бывает так, что в группе будет один единственный человек, которому ты не нравишься. И вот у тебя уже ком в горле и приходится выдавливать из себя песню. Но делать нечего — давишь, поешь. И вот постепенно ты его пересиливаешь. А из аила он выходит совсем другим — светлым, улыбающимся. Получается, ты его негатив на себя принял".

Карыш Кергилов заканчивает концерт, фотографируется с довольными туристами. Когда стайка одухотворенных гостей выходит из аила, он устало снимает кожаный шлем, утирает пот, садится у костра и долго смотрит в огонь. Внук шаманки, глава рода Кергил, мастер-резчик, кузнец, художник, поэт, рассказчик, охотник, плоть от плоти самого Алтая, Карыш в своем сценическом костюме кажется воплощением всех тех сказителей, голоса которых когда-то звучали у чабанских костров. И не важно, что сегодня чабаны уже не встречают бродячих сказителей, и традицию уже не вернуть, а на выступлениях кайчи дают от силы десять минут, чтобы показать свое мастерство. Проводники в мир духов все еще живут на Алтае.

"У нас так говорят: шаман может быть сказителем, сказитель может быть шаманом, — говорит Карыш, негромко перебирая струны топшура, — Вообще у меня предвидение есть. Интуиция хорошая. Мне все говорят: "Пора тебя открывать". Может и так. Но я хочу с бубна начать — сначала бубен сделать, а потом дальше идти. Многие бубны заказывают, но я себе сам делать буду. Я же мастер".

Материал подготовлен в рамках экспедиционного проекта "Наследники степи", организованного при поддержке Вестей.Ru и компании Marmot .Следить за новостями проекта и смотреть уникальные фотографии из экспедиции мы можете на Вестях.Ru, а также в официальной группе экспедиции "Наследники степи".

Сегодня