Ради встречи с Путиным Асад впервые за несколько лет покинул Сирию

В дни работы международного дискуссионного клуба "Валдай" в Сочи только и разговоров было, что о гостинице, где проходила встреча клуба. Спору нет, объект — великолепный. Но надо подняться еще выше в горы, чтобы понять, какая здесь природная красота. С вершин Кавказа можно даже увидеть закат над морем. Солнце отражается в воде и вот-вот нырнет в черноморскую гладь. Впрочем, у российских со-организаторов "Валдая" настроения были,  скорее, предрассветные. 

"Это очень важно, что президент Владимир Путин после встречи с президентом Асадом проинформировал руководителей целого ряда государств, которые имеют непосредственный интерес к Сирии и к этому региону в целом, о встрече, которая  состоялась. Это показатель того, что Россия не пытается действовать сепаратно, а готова создавать ту самую   коалицию, о которой объявил президент  России в Нью-Йорке во время выступления на Генеральной Ассамблее ООН, для борьбы с исламским терроризмом. Это наш общий враг, он может быть побежден только  совместными усилиями. И Россия демонстрирует  готовность к такому сотрудничеству на практике", — заявил Игорь Иванов, экс-министр иностранных дел, президент российского Совета по международным делам.

Вот что к этому добавляют соорганизаторы из числа молодых российских международников.

"Запад имеет все шансы получить Россию в качестве партнера. Но в качестве равноправного партнера, а не своего сателлита", — считает Дмитрий Суслов, старший преподаватель кафедры мировой политика НИУ ВШЭ, заместитель директора исследовательских программ СВОП.

Так как же воспринимать встречу Путин — Асад?

"Это за последние несколько лет первый визит Асада куда-либо за границу. Это было связано, как предполагаю, с тем, что там происходит, с известным риском", — отметил Андрей Быстрицкий, председатель Совета Фонда развития и поддержки международного дискуссионного клуба "Валдай".

"Мне хотелось бы посмотреть на первые шаги, которые предпримет Асад после этой встречи. Что может делать Россия, Путин,  более-менее понятно, но содержание встреч нам станет окончательно ясно, когда мы увидим, что делает Асад", — уверен Николай Злобин, президент Центра глобальных интересов в Вашингтоне.

Злобин говорил уже о следствиях, но ведь удивительным был уже сам факт московской встречи. А ведь в начале нынешнего сбора клуба "Валдай" особенно гости из Америки и Англии все норовили заметить, что не видят в российской военной операции в Сирии чего-то особенно впечатляющего, а тем более прорывного. Но после новости о встрече Путин — Асад по-другому заговорили уже и они.

"Факт визита, показывает, наверное, что Асад считает, что он стоит на таких позициях, что может себе позволить такую поездку. Он выехал из страны впервые с начала гражданской войны в Сирии. Это, наверное, что-то показывает", — сказал Самуэль Чарап, старший научный сотрудник российской и евразийской программы Международного института стратегических исследований.

Но тут же следовали новые оговорки. По мнению бывшего британского посла в Москве Тони Брентона, "Асад является большой проблемой. Он жестко расправился с повстанцами, поощрил приход экстремизма. В то же время он необходим сейчас для поддержания стабильности".

Но ведь еще недавно в Англии и Америке говорили, что с Асадом вообще не о чем говорить. На это, кстати, немедленно указали китайцы. "Американцы не хотят встречи с Асадом, хотят снести его. Но это абсурд. Это же легитимное правительство. Это глава легитимного государства. Думаю, что Россия на правильной позиции", — отметил Шэн Шилян, главный научный сотрудник Центра по изучению мировых проблем информационного агентства "Синьхуа".

"Если несколько месяцев тому назад США, западная коалиция  говорили о том, что с Асадом разговаривать даже невозможно, тогда теперь ситуация совсем другая", — подчеркнул Габор Штир, руководитель венгерской внешнеполитической редакции газеты Magyar Nemzet.

"Необходимо говорить, вести разговоры. Это лучше, чем бомбардировать и бороться где-то. Я очень рад, что такие разговоры будут, — сказал экс-президент Чехии Вацлав Клаус. — Буду очень рад, если такие разговоры Асада были бы не только с русским президентом, но с кем-то из Западной Европы  или Соединенных Штатов. Демонизация этого человека — это глупо".

"Война за мир уже идет. Это часть торга", — уверен Габор Штир.

Берлинский политолог Александр Рар, старший советник президента Германо-российской внешнеторговой палаты, называет даже возможный состав участника такого комбинированного саммита. "Мне кажется, что, следуя встрече в Москве, нужно обязательно провести встречу Европейского Союза с Асадом. Потому что устами госпожи Меркель было сказано очень важное: Асад является партнером для переговоров о будущем Сирии. Поэтому я бы приветствовал, если бы скоро произошла вторая встреча,  опять, может быть, в Москве, на которой бы участвовали лидеры Франции и Германии", — отметил Рар.

Впрочем, еще один гость из Германии,  бывший посол ФРГ при НАТО, в Лондоне и Москве Ханс-Фридрих фон Плетц невольно вспоминает, с какой позиции Европе теперь возвращаться к участию в сирийском урегулировании. "Сирия сейчас беспокоит Европу самым прямым образом - из-за огромного потока беженцев. Скоро их будут миллионы. И большинство из них едут в Германию. Там нет уже ни одного города, вряд ли есть деревни, где не было бы группы беженцев с Ближнего Востока", — напомнил Ханс-Фридрих фон Плетц.

И, напротив, позиция Москвы предстает теперь как не "реактивная", ответная, а как инициативная. "Это не просто реакция на происходящие события, но, как мне кажется, это и глубоко продуманные действия и шаги", — считает академик, ректор МГИМО Анатолий Торкунов.

"Мы приобретаем вес даже в тех вопросах, в которых никто еще полгода тому назад не мог предполагать, что мы можем так быть там сильны и весомы, как, скажем, на Ближнем Востоке. Ведь, казалось бы, Америка все там оккупировала, она проводит там какие-то бесконечные войны, смены режимов, спонсорство "цветных" революций. Вдруг неожиданно приходит Россия и начинает делать то, чего Соединенным Штатам не удается", — подчеркнул Виталий Наумкин, профессор, член-корреспондент РАН, директор Института востоковедения РАН.

"Мне кажется, что это переломная встреча, потому что наверняка разговор шел, каким мирным, а не военным способом урегулировать этот конфликт. То, что происходит сейчас на Ближнем Востоке, заставляет и Саудовскую Аравию, и ОАЭ задуматься,  как все-таки поменять свою очень жесткую позицию по отношению к Асаду", — полагает Петр Дуткевич, директор Центра государственного управления и общественной политики Карлтонского университета (Канада).

Осознание роли России меняют и американцы, пусть опять же не без оговорок.

"Страны размера России, с ее историей, цивилизацией всегда сами выбирают свою тропу. Конечно, на них могут влиять другие страны, но в итоге русские сами будут решать, что им делать. Как сказал ваш президент, нельзя ожидать от России, что она будет вторым изданием США или Британии, и это правда. Но она может стать лучшим изданием, версией самой себя", — считает Тимоти Колтон, профессор Гарвардского университета.

"Мне кажется, у некоторых стран Запада, в частности, у США, есть проблема. Мир — это больше не однополярная система,  а многополярная.  У США есть сложности не только с Россией, но и с Южной Африкой, с Китаем, с Бразилией, со странами Латинской Америки, есть проблемы с осознанием того факта, что мир теперь многополярен  и решения должны быть коллективными", — сказал Мустафа Баргути, генеральный секретарь партии "Палестинская национальная инициатива".

Вот и еще одна восточная мудрость, которую озвучил Шэн Шилян. "Путин умный. Думаю, что руководители западных стран тоже не очень глупые. Они обязательно найдут общий язык", — уверен он.

Сегодня