Автор "Огурца" и "Апельсина" реконструирует Пушкинский музей

В Москве продолжаются споры о том, каким быть обновленному Пушкинскому музею. Право реконструировать знаменитый и любимейший культурный центр отдано бюро Нормана Фостера и объединению "Моспроект-5". Еще не проект, но основные его идеи будут представлены в середине апреля. Однако похоже, что британский архитектор не может предложить российской столице то, что хотели бы видеть на Волхонке москвичи.

Его называют скандальным, эпатажным, в некоторых случаях - конъюнктурным архитектором. В общем, используют те эпитеты, которые создают сомнительную репутацию (как ни странно, о такой мечтают тысячи архитекторов). Очередной объект, на который нацелен глаз "британского выскочки" Нормана Фостера - Музей изобразительных искусств имени Пушкина.

И музей, похоже, отвечает взаимностью: теперь Фостер не только может здесь гостить (читай – выставляться), как это было ранее. Отныне он здесь изрядно "похозяйничает": реконструкция музея будет проводиться по его проекту. Объявление итогов тендера - повод для новой волны возмущений и споров.

В прошлом столетии Норману Фостеру норовили "дать по рукам" соотечественники-консерваторы. Облик старой доброй Англии, как считают они, навсегда подпорчен творениями выходца из рабочей семьи из предместий Манчестера. Чего стоит "Огурец" - башня Мэри-Экс, перестройка лондонской мэрии или реконструкция легендарного стадиона Уэмбли. Да не только Англия: а французский мост на реке Тарн под городком Мийо? Причудливые формы вырастают по всему миру - и в Дубаях, и в Астане. Защитникам старой Москвы имя Норман Фостер - как детонатор. Это его "Апельсин" чуть не выскочил на Крымской набережной, по его проекту строили и не достроили башню "Россия" в Сити.

И вот Волхонка, Пушкинский. "Норман Фостер представляется мне человеком совершенно посторонним в Москве. Это можно сказать почти обо всех архитектурных звездах, которые не знакомы с городским контекстом и с отечественным законодательством", - говорит Рустам Рахматуллин, писатель, краевед, координатор движения "Архнадзор".

Но несмотря на волну протестов, проекты Фостера утверждались и строились. Имя Норман Фостер теперь звучит с приставкой "лорд". И сейчас его вписывает в свою историю музей на Волхонке. Проект победил в тройке претендентов. Это, конечно, не "апельсин" - облик музея сохраняется. Но вокруг все второстепенные улочки становятся пешеходными, превращаясь в музейно-парковую зону. Она начнется с пятизального выставочного центра напротив Храма Христа Спасителя и в итоге вместит в себя 9 зданий разных эпох. Т.е это небольшой городок в центре Москвы. "Мы же начинаем с XVI века. У нас есть XVII, XVIII, XIX век. Мы должны иметь какие-то постройки XXI века", - полагает Ирина Антонова, директор ГМИИ им А.С. Пушкина.

Как считает директор Пушкинского, с этим проектом музей будет сопоставим с главными музеями США, Англии, Франции. Т.е. автоматически станет главным музеем Москвы и будет соответствовать всем новейшим экспозиционным стандартам. Противники же облик окрестностей Волхонки менять не хотят, тем более руками пусть известного, но чуждого по стилю и духу архитектора. "По закону об охране памятников в охранной зоне этих усадеб невозможно никакое строительство, кроме регенерации тех объемов, габаритов, параметров, которые могли быть здесь исторически", - доказывает Рахматуллин.
Но больше всего сомнений и опасений, по мнению защитников архитектуры, вызывают не вопросы гения Фостера, который так ловко управляется с пространством методами, запатентованными еще советским архитектором Шуховым. Проект будут воплощать столичные строители. Для того, чтобы выяснить, получится ли у них все, что задумано, ждать придется как минимум до 2018 года.

Сегодня