Смерть дышит в затылок: люди под Оренбургом ждали помощи 16 часов

Одной из главных тем на этой неделе стало происшествие на трассе Оренбург-Орск. Десятки машин и более 80 человек оказались в снежном плену во время бурана. Помощь пришла только через 16 часов. Один погибший, 12 обмороженных. Один из полицейских — Данил Максудов, который пробивался к замерзающим людям, там, на трассе, отдал свою теплую одежду мужчине и девушке. Сам может остаться теперь без пальцев — серьезное обморожение. Уже решено, что Максудова представят к награде. Можно ли было избежать таких последствий? И что делать с трассой, которая из-за метели накануне снова была перекрыта?

Опять метель, но трасса Оренбург-Орск на самых опасных участках перекрыта. Полиция не пропускает ни большегрузный транспорт, ни легковые автомобили. У полицейских постов заторы из машин.

Недовольным местным жителям объясняют — лучше переждать, чем попасть в ледовый плен. В ночь с 3 на 4 января под снежными заносами здесь оказались десятки машин. На страшных кадрах с места трагедии — машины с полными салонами снега, укутанные в одеяла и куртки люди и обмороженные руки — это уже в момент, когда пострадавших все-таки эвакуируют в вахтовках.

Сотрудник патрульно-постовой службы Данил Максудов был одним из первых, кто тогда выводил людей из ледяного плена. Он чуть не лишился пальцев на руке — вся кисть обморожена, до сих пор лежит в больнице Медногорска. "Такое я, конечно, первый раз видел. Мы даже дверь вахтовки вдвоем закрывали, настолько сильный ветер был. Когда людей выводили, шли цепочкой, и ветер сносил нас с ног", — вспоминает Данил.

Двоих он фактически спас от обморожения, пожертвовав собственной одеждой. "Привели девушку в вахтовку, у нее шуба была мокрая. Она дрожала, ее всю трясло. Я к ней подошел, увидел, что шуба мокрая. Снял с нее шубу и надел свой бушлат. Был парень, у которого сильно замерзли руки, он их не мог отогреть. Я ему дал перчатки", — рассказывает Данил.

Жена впервые слышит от него подробности той страшной ночи. Чего только не передумала, дожидаясь, когда супруг вернется с дежурства.

В 170 километрах от Оренбурга в снежные заносы на трассе попали сразу тридцать пять автомобилей. Больше 80 человек, среди них много детей. Удивительно, но одна из женщин даже родила в этой пробке — ребенка медики отогревали в капюшонах собственных курток.

Павел Гусев оказался в этой пробке с беременной женой. Бензина был полный бак, но машина от холода заглохла и больше не заводилась. "Сидишь и чувствуешь, как смерть дышит тебе в затылок. У тебя жена беременная, и ты вроде мужик, а сделать ничего не можешь", — рассказывает Павел.

Снег забивался внутрь. Многие, как говорят, даже жгли документы, чтобы согреться, но на лютом морозе это мало помогало. Гусевы выжили только потому, что пересели в соседнюю машину, которая работала. На улице находиться было невозможно.

Помощь подошла лишь спустя 16 часов, когда находящиеся в ледяном плену люди, уставшие, напуганные и замерзшие, уже потеряли всякую надежду.

"Все было мрак и вихрь. Ветер выл с такой свирепой выразительностью, что казался одушевленным", — так в начале "Капитанской дочки" Пушкин описывает степную метель в этих краях, под Оренбургом. Примерно в таких же выражениях рассказывают о случившемся и участники нынешнего происшествия: мело так, что сбивало с ног, и уже не видно было ни дороги, ни направления — одна сплошная белая мгла.

Кто-то пытался выбраться пешком. Взявшись за руки, чтобы не потеряться, люди пытались идти в сторону населенных пунктов, но ветер был такой силы, что разрывал живые цепочки. Ветром унесло жителя Орска Эдуарда Зейнурова, которым шел последним, и в итоге он замерз. У него остались жена, двое детей и пожилая мать. Как раз ее Зейнуров ехал встречать в аэропорт в тот злополучный вечер.

Обстоятельства гибели теперь расследуют правоохранительные органы. "Видимость была почти нулевая, гражданин ошибся и стал удаляться от автодороги. Его тело обнаружено в 20 метрах. Вскрытие показало, что его смерть наступила в результате воздействия низких температур. Переохлаждение", — сообщил Радик Галимов, старший помощник руководителя Следственного управления Следственного комитета по Оренбургской области.

У Следственного комитета возникли и вопросы к местным чиновникам: почему дорогу не перекрыли заранее и не делали никаких сообщений о возможной метели? Все, кто оказался под снежными заносами, как один, уверяют, что никакого предупреждения не было.

Айна Абилова попала в буран с полуторагодовалой дочерью. Она позвонила во все экстренные службы — вот номера в ее телефоне, но там все время только обнадеживали: спасатели и техника будут на месте с минуты на минуту. Вот он, ситуационный центр МЧС, куда поступают все тревожные звонки. В тот день их было 294, и почти все — с трассы Оренбург-Орск. Их обязательно записывают, и эти записи уже изъяли следователи.

Спасатели сейчас объясняют: техника, которая добиралась до места, помочь никак не могла, а нужные машины ехали так долго, потому что ледяной затор в области был не один.

"На 90-м километре трассы Оренбург-Орск был обнаружен еще один затор – в районе села Саракташ, из 25 машин. В течение четырех часов группировка МЧС, следовавшая на помощь к селу Кедрясово, оказывала помощь этим автомобилистам", — говорит Николай Платонихин, заместитель начальника Главного управления МЧС по Оренбургской области.

Полицейского Максудова, одного из немногих, кто в этой ситуации повел себя действительно героически, обещают представить к государственной награде — об этом сообщило руководство областного МВД, навестившее его в больнице.

Сегодня