Казнь аятоллы расшатала Ближний Восток

Охваченное огнем саудовское посольство в Тегеране, где разъяренная толпа называет поджог огнем праведного гнева. Кипит весь шиитский Восток.

Тысячи людей на улицах и площадях с портретами казненного саудитами богослова аль-Нимра. Требуют вслед за аятоллой Ирана Хаменеи возмездия для короля Саудовской Аравии. Но если иранские духовные лидеры еще выбирают дипломатические выражения вроде "божественной кары", толпа скандирует: "Аль Саудам — смерть".

Саудовцы обвиняют Тегеран в прямом вмешательстве и разрывают дипотношения. Вслед за Эр-Риядом своих послов из Ирана отзывают все суннитские государства – Кувейт, Судан, Арабские Эмираты, даже Сомали. Тот же Бахрейн — там суннитов хоть и 25 процентов, но именно они у власти и опекаются Саудовской Аравией, без которой не ступят ни шагу.

На летном поле в Эр-Рияде это было особенно видно. Саудовский министр иностранных дел Аль-Джубейр, созвавший союзников для публичного осуждения Ирана, лично провожает каждого гостя от трапа самолета, чтобы потом выступить с общим, написанным в Эр-Рияде, заявлением о новых санкциях против Тегерана.

Не это ли объясняет причину обострившейся конфронтации, где разделение по религиозному принципу — на суннитов и шиитов — лишь то, что на поверхности, за которой — борьба за лидерство на Ближнем Востоке.

Эффективные удары российской авиации по террористам ИГИЛ — вместе с Ираком Иран вошел в координационный штаб. Наконец, династия Аль Саудов не может смириться с выходом Ирана из международной изоляции и предстоящим снятием санкций, что развязывает Тегерану руки, в том числе, на нефтяном рынке.

"Сто с лишним миллиардов размороженных иранских активов за рубежом. С учетом выплаты ряда обязательств иранцы чистыми получают на руки 56 миллиардов долларов, которые, естественно, будут затрачены на усиление своего влияния. Те события, которые развернулись, будут использованы, чтобы подорвать возможности Ирана получить деньги", — считает Семен Багдасаров, руководитель Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии.

Обычный союзник Эр-Рияда Вашингтон занял выжидающую позицию, и не только потому, что своих партнеров, с которыми вместе еще четыре года назад затевал арабскую весну, всегда предавал.

"Американцы вступаться за саудовцев не будут, тем более в ситуации, когда богослов казнен за то, что призывал к равноправию шиитов, и за то, что призывал их не угнетать. И как американский госдепартамент должен на это смотреть? Прикрывать саудовцев от последствий их глупостей совершенно невозможно", — говорит Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока.

При схожести позиций США и персидской монархии Вашингтон не раз отходил в сторону. И когда смещал близкого саудитам Саддама в Ираке — казнив его, американцы еще не знали, что открыли ящик Пандоры. И когда сейчас пошел на сближение с Ираном в вопросе санкций. А ведь еще в 2010-м Wikileaks опубликовала послания саудовских лидеров — те просили США нанести авиаудар по Тегерану.

Общие военные интересы — еще со времен холодной войны. 1977 год, Сан-Диего, американский штат Калифорния. Тренировки наемников для саудовской армии. Расходы оплачивает королевство, операцию опекает Пентагон.

И сейчас основа саудовской армии — американские вооружения. "Абрамсы", "Брэдли", реактивные системы залпового огня, авиация. Что, впрочем, не помогло Эр-Рияду в операции коалиции против повстанцев в Йемене. Еще одна причина противостояния саудитов и Ирана.

У желания поставить под контроль шиитские территории в Йемене — конкретный экономический интерес: непосредственная близость к собственному шиитскому Востоку, где сосредоточены 98 процентов всей саудовской нефти.

"Саудовцы были заинтересованы решить самую главную проблему во всем блоке – это достижение умиротворения в восточной провинции, которая является ключом к нефтяному и финансовому могуществу Саудовской Аравии", — пояснил Андрей Бакланов, заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов.

Именно здесь проживают саудовские шииты, которые и вышли на демонстрации против казни своего проповедника. Аль-Нимр здесь родился, отсюда и призывал Эр-Рияд к равноправию. Но Аль Сауды расценили этот как вызов династии, а значит — терроризм. Расхожее убеждение, что, Восток — дело тонкое, не про монархов залива.

"Король Салман стар, болен, жесток характером. Он решил продемонстрировать силу воли, ничего больше, — уверен Евгений Сатановский. – Турецкий президент Эрдоган, отдавая приказ сбить наш самолет, он понимал, на что идет? Или когда в рамках теракта — а я убежден, что не без вмешательства министра иностранных дел — взрывали над Синаем гражданский лайнер, он понимал, на что идет? Восток. Эмоциональные люди. Очень богатые. Привыкли удовлетворять любую свою прихоть. Мгновенно. А результат? Никто не думает. Одноходовку — и то не просчитают".

Но переведенный в плоскость религиозного противостояния шиитов и суннитов конфликт — это ведь уже не только Ближний Восток, но и Средняя Азия, и Кавказ. Принцип домино, в нем и опасность. Осознавая это, обе стороны теперь пытаются отыграть назад, по-восточному, упрямо и с взаимными обвинениями. Москва, у которой с шиитским миром конструктивное сотрудничество, а российские мусульмане в большинстве своем сунниты, предложила выступить в роли посредника.

Сегодня